В гостях у Митчела Уилсона

в гостях у..Я глубоко убежден в том, что в со­временном обществе всякая попытка помочь человеку понять физическую Вселенную, в которой он живет, за­служивает поощрения и одобрения. М. Уилсон

В Москве в 1965 году побывал известный американ­ский писатель Митчел Уилсон — автор широко из­вестных романов «Живи среди молний», «Брат мой, виаг мой», «Встреча на далеком меридиане».

Писатель, тесно связанный с научными и литера­турными кругами Америки и других стран, живо интересовался отношением современной науки к об­щественной жизни народов мира, талантливо (и нетомимо!) пропагандировал и популяризировал научные знания.

Скажите, пожалуйста, как Вы работаете. Ведь Вы и писатель, и физик. Не мешает ли одно другому?

— Действительно, я и писатель, и физик одновременно. Но это не мешает: я про­сто не знаю, когда мыслю как ученый, а когда — как писатель.

Как Вы считаете, нужна ли вообще популяризация научных знаний! Ведь есть уче­ные, которые возражают против этого жанра. Не кажется ли Вам, что они чем-то на­поминают средневековых врачей, говоривших при больных только по-латыни?

— Во-первых, о латыни. Врач говорил и писал по-латыни не потому, что старался что-либо скрыть от больного, а потому, что латынь в то время была международным языком, помогавшим общаться ученым разных стран. В этом смысле латынь была луч­ше, чем, например, французский или английский языки. А ученые выступают иногда против популяризации потому, что наука — это прежде всего истина. А физику, .напри­мер, знают по-настоящему всего несколько людей. Вместе с тем много людей вообще ничего не знает о науке. Их надо снабдить необходимой информацией.

Какой из американских научно-популярных журналов Вы предпочитаете?

— Безусловно, «Scientific American», у него отличные традиции. Крупнейшие ученые всего мира (в том числе и многие советские) посылают в этот научно-популярный жур­нал свои статьи. Правда, эти статьи рассчитаны в основном на немного подготовлен­ного читателя, но в них содержится богатейшая информация. Статьи готовятся от­лично…

— «Scientific American» существует очень давно, уже около ста лет. Но таким, как сейчас, журнал стал всего пятнадцать лет назад, когда его возглавили два энергич­ных, образованных редактора Деннис Фланаган и Джеральд Лил. Они имеют солидную научную подготовку, хотя и не занимались экспериментальной работой. С удовольст­вием могу сказать, что я тоже не раз печатался в «Scientific American».

Какие у Вас планы? Вы будете продолжать писать портреты ученых?

— Сейчас у меня другая цель. Я задумал книгу — репортаж о жизни ученых из различных стран. Там будут Америка и Англия, Япония и скандинавские страны, Со­ветский Союз и страны Востока… Словом, весь мир. Хочу попытаться выразить свои впечатления о том, как ученые разных уголков мира работают, какая их окружает среда, их взгляды на науку, отношение к жизни. Словом, это книга о мировоззрениях.

Мы слышали, что вы работаете над новым романом. Можно узнать, о чем эта книга?

— Действие романа относится к прошлому. Героиня — современница Мари Кюри. Она американка, мечтает стать ученой. Но в условиях тогдашней Америки это было невозможно — мало университетов, женщинам туда нет доступа… Тогда героиня от­правляется за океан, во Францию, учится в Сорбоннском университете. Но не расста­ется со своей мечтой. Это больше, чем история одной женщины. Для меня это вопрос: почему эта жен­щина хочет любой ценой стать ученым, даже если это очень трудно? Как видите, снова о взаимоотношениях между наукой и обществом…

Беседу записали О. КОЛОМИЙЦЕВА, В. ЖВИРБЛИС

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>