Уральские самоцветы

уральские самоцветыКогда говорят о русских дра­гоценных камнях, то обычно пер­выми вспоминаются уральские са­моцветы. Эта ассоциация навея­на в наше время сказами Бажо­ва, воспевшего камень в чудесных новеллах. Действительно, более полутораста лет Урал был постав­щиком разнообразных драгоцен­ных и цветных камней, слава о которых распространилась ши­роко за пределами России. В пре­дисловии к одной из своих книг замечательный советский ученый академик А. Е. Ферсман писал: «Нигде, кроме нашей страны, больше нет ни ярко-зеленого ма­лахита, ни вишнево-розового ор­леца, ни такого густого по тону зеленого нефрита, ни пестрых яшм. Единственны в мире наши золотисто-зеленые хризолиты-демантоиды Урала; только в Колум­бии можно найти нечто похожее на наш изумруд; не имеет себе равных александрит, меняющий свой цвет при искусственном осве­щении». К этому списку можно было бы добавить много других минералов, до сих пор поражаю­щих наше воображение яркими красками, изумительной световой игрой и непередаваемым узором рисунков, конечно, не только Урал славится самоцветами. Мно­го цветных и драгоценных камней известны в разнообразных место­рождениях Сибири, республиках Средней Азии, Кавказа, на Укра­ине. О многих из них написаны статьи и книги — они того стоят. В этом кратком очерке мне хо­чется напомнить лишь о некото­рых минералах Урала, создавших славу нашему русскому драгоцен­ному камню.

сосуд из горного хрусталяСосуд из горного хрусталя

Что же такое самоцветы? Чем они отличаются от других камней, в чем их особенность?

А. Е. Ферсман, много лет изу­чавший драгоценные и цветные камни Урала, пишет, что в бесе­дах с горняками — людьми, их до­бывавшими — в произношении слышалось не то «самоцвет», не то «самосвет», как будто этим словом они хотели выразить не толь­ко яркую окраску камней, но и его внутренний свет, игру, про­зрачность и чистоту.

Эти свойства, так красочно опи­санные А. Е. Ферсманом, прису­щи минералам лишь тогда, когда они обладают высокой твердо­стью, красивой окраской, часто прозрачностью, придающей кам­ню глубину, высокой отражательной способностью, блеском, воз­растающим с увеличением пока­зателя преломления сильным двулучепреломлением и светорассея­нием, дисперсией света — разло­жением света на его составные части, устойчивостью химического состава и, наконец, способностью хорошо шлифоваться и полиро­ваться. Последнее обстоятельство особенно важно, так как оно поз­воляет глубже и ярче выявить все тонкости структуры и свойств камня.

Среди уральских самоцветов александрит занимает особое ме­сто своей необычностью и красо­той.

В 1833 г. в Уральских горах вместе с изумрудом и фенаки­том среди слюдяных сланцев был найден минерал, окрашенный в густозеленый цвет. При иссле­довании оказалось, что он являет­ся хромовой разновидностью хризоберилла. Н. Норденшильд на­звал новый минерал александри­том. В отличие от золотисто-жел­тых или зеленовато-желтых хризо­бериллов Цейлона и Индии (хризос — по гречески «золото») уральский самоцвет обладает за­мечательной особенностью ме­нять окраску при вечернем осве­щении на фиолетово-красную.

Прозрачные, пригодные для огранки кристаллы встречаются редко и ценятся очень дорого. Красив александрит даже в не­прозрачных кристаллах, размер которых достигает иногда 9 см в диаметре. Эти шестигранные, несколько уплощенные пластинки являются интересным природным образованием, возникшим в ре­зультате закономерного сраста­ния трех кристаллов. Такие трой­ники иногда образуют сростки, самый крупный из которых состо­ит из 22 хорошо образованных кристаллов. В прошлом столетии этот уникальный образец был собственностью богатого мецената и коллекционера П. Кочубея. Сей­час эта друза, хорошо известная всем минералогам мира, хранился в Москве в Минералогическом музее АН СССР имени Алексан­дра Евгеньевича Ферсмана.

Вместе с александритом встречается и небольшое количе­ство хризоберилла, однако юве­лирной ценности он не представ­ляет.

Ярко-желтые хризобериллы в гальках встречались в россыпи рек, где происходила в прошлом добыча золота, однако первич­ных месторождений там установ­лено не было. Не исключено, что при углубленных и целеустремленных поисках драгоценных камней, в семье уральских само­цветов достойное место займет и этот красивый минерал. Наличие пегматитовых тел, содержащих бериллиевую минерализацию, яв­ляется благоприятным геохимиче­ским признаком для их нахождения.

интерьерИнтерьер с использованием цветного камня

Берилл является одним из рас­пространенных и очень красивых самоцветов Урала. Пожалуй, сре­ди драгоценных камней трудно найти пример, когда один мине­ральный вид дает такую разнообразную цветовую палитру. Здесь и зеленый разных оттен­ков — изумруд, и цвета морской воды — аквамарин, и вишнево-ро­зовый или желто-розовый — во­робьевит и золотисто-желтый — гелиодор.

Изумруд известен очень дав­но, еще с доисторических времен, и всегда был любимым кам­нем, особенно в восточных стра­нах.

На Урале он был найден в 1831 году крестьянином Макси­мом Кожевниковым в выворотах соснового леса. В 1836 г., после открытия коренных месторожде­ний, уральский изумруд быстро завоевывает всеобщую славу. Уральские изумруды ценятся очень высоко, из них изготовлены многие известные драгоценности.

Кристаллы изумруда встреча­ются в слюдистых сланцах и в пегматитовых жилах.

В слюдистой массе он обра­зует наиболее яркие по окраске кристаллы. Здесь плохо образо­ванные шестигранные кристаллы завершаются базолинакоидом, где лишь иногда головка обнару­живает более сложное строение. Кристаллы часто бывают крупны­ми — до 20 см. В пегматитовых телах изумруды крупнее, но всег­да менее высокого ювелирного качества. Прозрачные камни це­нятся очень высоко, но встреча­ются чрезвычайно редко, так как кристаллам свойственно большое количество мелких трещин и по­сторонних включений. Один из са­мых крупных кристаллов, извест­ный под названием «изумруд Коковина», был найден в трид­цатых годах прошлого столетия и тайно припрятан тогдашним ди­ректором копей Коковиным. При ревизии этот незаконно присвоен­ный кристалл был обнаружен и передан графу Перовскому. Даль­нейшая судьба камня не совсем ясна. Известно лишь, что в конце концов он оказался в коллекции П. Кочубея. Эти коллекции, хра­нившиеся в его имении под Льво­вом, были уничтожены, однако минералы, а в их числе и драго­ценные камни, почти не постра­дали. Они были собраны и выве­зены его родственниками в Авст­рию. В 1912 г. был составлен де­тальный каталог минералов и объявлена их распродажа. По инициативе А. Е. Ферсмана и ака­демика В. И. Вернадского, Госу­дарственной думой было вынесе­но решение о приобретении этой замечательной коллекции Россией, а в 1913 году она была переда­на в Минералогический музей Академии наук. Среди образцов этой уникальной коллекции ока­зался и Коковинский изумруд.

ваза из нефритаВаза из нефрита

Причина зеленой окраски изумруда, а также александрита, находит объяснения в специфи­ческих особенностях геологиче­ского строения района.

Кислый пегматитовый расплав при вторжении в метаморфиче­ские породы основного состава, ассимилирует их, и характерный элемент этих пород — хром в качестве элемента — примеси вхо­дит в состав некоторых минера­лов. Даже небольшое количество окиси хрома (до 0,3%) оказывает­ся достаточным, чтобы при изо­морфном замещении алюминия хромом берилл окрасился в гу­стой зеленый цвет. Чем больше в минерале хрома, тем интенсив­ней его окраска. Поэтому даже в пределах одного небольшого участка встречаются кристаллы изумруда разных оттенков. Забе­гая несколько вперед, отметим, что элементом-красителем (хро­мофорами) в аквамаринах разных видов является железо. В мине­рале иного состава хромофорами могут быть и другие примеси: Со, Ni, Тi, V. С помощью современ­ных оптических и физических ме­тодов в ряде случаев можно од­нозначно установить причину окраски минералов и выяснить положение хромофора в их струк­туре (кривые поглощения, метод парамагнитного резонанса и др.).

Наиболее распространенной разновидностью берилла являет­ся аквамарин. Этот красивый са­моцвет, обладающий большим разнообразием тонов и оттенков, считался в конце XVIII века одним из самых дорогих в Европе. Луч­шими в но время были сибирские аквамарины.

Уральские аквамарины харак­терны своим глубоким синим цветом, переходящим в нежно-­голубой. Лучшие кристаллы их отличаются ровной окраской. В отличие от изумруда, кристал­лы берилла весьма совершенны по своей геометрической форме и часто увенчаны сложной по форме головкой. Призматические кристаллы бывают крупными и достигают 30 см длины. Один из лучших, весом в 2,5 кг, был най­ден в 1828 г. и хранится сейчас в Музее Горного института в Ле­нинграде. Некоторые из кристал­лов обнаруживают иногда зонарность — чередование более светлых и зеленых полос в попе­речном сечении. Удивительной прозрачностью и теплотой окра­ски отличаются золотисто-желтые гелиодоры, обладающие иногда зеленым или бурым оттенком.

Сейчас, к сожалению, знамени­тые ранее копи Мурзинка, Иль­менские горы и другие, дававшие лучшие самоцветы Урала, выра­ботаны. О славе этих замечатель­ных месторождений можно су­дить только по образцам кри­сталлов, хранящихся в минерало­гических музеях Москвы, Ленин­града и Свердловска, владеющих интересными коллекциями.

кувшин из горного хрусталяКувшин из горного хрусталя. 10-11 век. Восточная работа

Топаз — один из наиболее кра­сивых самоцветов Урала. Это о нем А. Е. Ферсман писал: «Рос­сия поистине может гордиться своими топазами, которые по кра­соте тона, чистоте воды и вели­чине кристаллов занимают исключительное место среди топазов всего света». И действительно — нежно-голубые кристаллы Мурзинки, бесцветные и красновато­ фиолетовые топазы Каменки по­ражают своей удивительной кра­сотой, особенно в изделиях.

Голубые топазы по цвету на­поминают аквамарин, однако от­личаются от него поразительной прозрачностью, более высоким удельным весом (отсюда назва­ние «тяжеловес») и ярким блес­ком. Кроме того, топаз обладает совершенной спайностью в одном направлении, т. е. способностью колоться на ровные пластины по определенным направлениям. Все эти свойства отличают его от гор­ного хрусталя, с которым в об­ломках его легко спутать. В старой литературе, и даже по сей день, ювелиры называют почему-то дымчатый кварц раухтопазом («дымчатый топаз»).

Причина красивой окраски ми­нералов бывает различной. У голубых топазов она выз­вана вхождением в структуру ми­нерала ионов закисного железа, у красновато-фиолетовых, по-ви­димому, дефектностью структуры. Последние на солнце довольно легко обесцвечиваются, а при сла­бом нагревании теряют окраску вообще. Желтые топазы при лег­ком прокаливании становятся ро­зово-фиолетовыми.

Топазы образуются, как и бе­рилл, в пегматитах. Лучшие из добытых кристал­лов украшали стенды Минерало­гического музея Академии наук СССР и Горного музея в Ленин­граде.

Этот очерк дает представление лишь о некоторых самоцветах Урала, список которых будет да­леко не полным, если не упомя­нуть о редких по красоте турма­линах — полихромных его кри­сталлах и розовых рубеллитах, о сверкающих, как алмаз, бес­цветных фенакитах, о фиолетовых аметистах, золотистых цитринах, лунном камне и многих других.

Доктор геолого-минералогических наук М. Д. Дорфман

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>