Теонанакатл – волшебный гриб ацтеков

теонанакатлНесколько лет назад уси­лиями ученых разных спе­циальностей был раскрыт секрет действия «теонанакатла», волшебного гриба ацтеков. Грибы, о которых историки и этнографы упо­минали в связи с религиоз­ными культами этого древ­него народа, обрели ботаническую классификацию, их начали культивировать в ла­бораториях. Появилась воз­можность заняться их хими­ческим исследованием. Бы­ло выделено действующее начало теонанакатла, уста­новлено его строение, а за­тем осуществлен его синтез. Исследователи провели ши­рокие фармакологические испытания синтезирован­ного вещества и выяснили его ценность для медицины. Ниже обобщены различ­ные этапы этих волнующих исследований.

Страницы истории

В знаменитой хронике францисканского патера Бернардино де Саагуна (XVI век), которая называет­ся «Общая история Новой Испании» и представляет собой монументальный труд о культуре и истории госу­дарства ацтеков, разрушен­ного испанцами, можно прочесть о каких-то грибах, употреблявшихся индейцами во время празднеств и ре­лигиозных обрядов и вызы­вавших состояние особого опьянения. Саагун и дру­гие авторы его времени, упоминавшие эти грибы, на­зывают их порождением дьявола. Ацтеки же счита­ли действие грибов прояв­лением божественных сил, что и подтверждалось на­званием: «теонанакатл» или «волшебный гриб».

Все старые источники схо­дятся на том, что теонана­катл использовали не только во время празднеств — его употребляли также жрецы и прорицатели, и бог гриба (или, как считали миссионе­ры, — сатана) наделял их способностью к ясновиде­нию; они могли, например, узнавать причины болезней и средства их исцеления. По всей видимости, культ этого гриба у индейцев централь­ных областей Америки вос­ходит к глубокой древности. В Гватемале археологи на­ходили своеобразные ка­менные грибы: шляпка, а под ней ножка, на которой вырезана голова или даже полное изображение бога или духа. Один из таких гри­бов (см. фото на стр. 154) хранится в цюрихском му­зее Райтберга. Это камен­ный гриб сравнительно позднего времени. Он отно­сится к периоду расцвета культуры майя, т. е. к III — VI векам нашей эры. Самой древней из найденных фи­гур больше трех тысяч лет. Из этого можно сделать вы­вод, что индейский культ грибов восходит ко второму тысячелетию до нашей эры.

Но сколь древен этот культ, столь мало мы о нем знаем. Как ни странно, на сообщения старых хроник о грибах никто не обращал внимания; по-видимому, их считали просто суеверной выдумкой. Вероятно, по той же причине ничего не гово­рится о волшебных грибах в увлекательной книге В. Пре­скотта «Ограбление Мекси­ки», которую с интересом читают и по сей день.

Казалось, что следы ин­дейского культа грибов со­вершенно затеряны. В 1915 году американский ботаник В. Сеффорд опубликовал исследование, в котором доказывал, что авторы ста­рых испанских хроник, по- видимому, ошибочно при­нимали за гриб известный мексиканский кактус пейотл. Одним из первых, кто по­верил в старую легенду и вернулся к мысли о том, что теонанакатл — это все-таки гриб, был Виктор А. Реко, автор книги «Волшебные яды».

В 1936—1938 годах аме­риканские исследователи Р. Вейтленер, Дж. Джонсон и Р. Шультес установили, что местное население некоторых районов Южной Мексики продолжает упо­треблять грибы во время религиозных обрядов. Этно­графу Дж. Джонсону удалось наблюдать в Уаутла де Хименес (провинция Оахака) ночной обряд, во время которого индейцы ели какие-то сырые грибы.

В 1938 г. Б. Реко — двою­родный брат автора книги о ядах и Р. Шультес послали образцы теонанакатла (это были два разных гриба, но тогда они не получили еще своего ботанического опре­деления) в Каролинский медико-хирургический инсти­тут в Стокгольме для фар­макологического и химиче­ского исследования. Сотруд­ник института С. Сантессон установил, что введение эк­стракта грибов мышам и ля­гушкам вызывало в их пове­дении определенные изме­нения, напоминающие полу- наркоз. При химическом исследовании выяснилось, что действующее начало этих грибов — вовсе не алкалоид, как это можно было пред­полагать, а, вероятнее все­го — глюкозид.

На этом исследование мексиканских волшебных грибов приостановилось. Но­вый этап в нем связан с именами супругов Уоссон, которые в течение тридцати лет посвящали свой досуг исследованию роли грибов в истории культуры различ­ных народов (их перу при­надлежит книга «Mushrooms Russia and History», вышед­шая в 1957 году в Нью- Йорке). После систематиче­ского изучения всего, что рассказывали о теонанакатле ацтеков старые источни­ки, Уоссоны решили начать исследования в том районе, где в конце тридцатых го­дов было установлено, что старые индейские грибные культы сохранились и поны­не. В 1953 г. была организо­вана первая экспедиция в гористую страну Мацатеков (провинция Оахака). Одна­ко потребовалось много времени и такта, чтобы за­воевать доверие индейцев и заставить их решиться пол­ностью открыть свой секрет белому человеку. Лишь во время второй экспедиции летом 1955 года Уоссону удалось стать не свидете­лем, а участником тайной ночной грибной церемонии в заброшенной горной де­ревушке Уаутла де Химе­нес. Он и его спутник фото­граф А. Ричардсон были, по-видимому, первыми белыми людьми, которым индейцы разрешили вкусить «вол­шебных грибов».

В ту ночь все участники церемонии собрались в хи­жине, где был воздвигнут алтарь с распятием, а ря­дом с другими принадлежностями культа были попар­но разложены волшебные грибы. Торжество носило религиозный характер, а языческие обряды переме­шались с элементами ритуа­ла католической церкви. Ру­ководила обрядом старая мацатекская женщина, зна­харка и прорицательница (Курандера). Бормоча мо­литвы, она съела несколько грибов, а остальные раздала собравшимся. Вскоре Ку­рандера впала в полуза­бытье и начала монотонным голосом передавать содер­жание своих видений.

Уоссон и его спутник, съевшие по двенадцать «волшебных — грибов» (Ку­рандера съела вдвое боль­ше) безуспешно пытались сопротивляться действию мистической атмосферы, ца­рившей в хижине. Востор­женными словами описыва­ет Уоссон, как он очутился под властью теонанакатла, хотя всеми силами проти­вился действию гриба, что­бы сохранить объективность наблюдений. Сначала перед его глазами возникли геометрические цветные ор­наменты, которые вскоре стали объемными. Затем, последовали видения прекрасных залов с колоннами, украшенных драгоценными камнями, дворцов какой- то неземной гармонии и ве­ликолепия, картины фанта­стических торжественных шествий, знакомых ему раз­ве что из мифологии, а так­же пейзажей неописуемой красоты.

Освобожденные от власти тела и потерявшие ощуще­ние времени души парили ь царстве фантазии, напол­ненном картинами высочай­шей правды и глубочайшего значения. Казалось, вот-вот перед ними откроется нача­ло всех начал, что-то неве­роятное, но последняя дверь так и осталась за­крытой… Грибной пир длился поч­ти до утра: около четырех часов все присутствующие уснули.

Волшебные грибы в лаборатории

Действие волшебных гри­бов, испытанное Уоссоном, намного превзошло все, что он знал о нем из старинных описаний и что он просто наблюдал со стороны.

Чтобы продолжить науч­ное исследование мексикан­ских грибов, Уоссон связал­ся с профессором Р. Гей­мом, известным микологом, директором Национального музея естественной истории в Париже. Летом 1956 года они вместе отправились в экспедицию, во время ко­торой Гейму удалось найти ботаническое определение того «главного» гриба, ко­торый индейцы использова­ли в религиозных церемони­ях и действие которого они с Уоссоном снова испытали на себе. Это оказался ли­ственный гриб (Agaricales) из семейства Strophariaceae. Остальные грибы принадле­жали семейству Рsilocybe (одиннадцать видов), Stropharia (один вид) и, по всей вероятности, один вид от­носился к семейству Соnocybe. Р. Гейм подробно опи­сал эти совершенно новые виды грибов в целом ряде работ; все они собраны в монографии «Галюциногенные грибы Мексики», мате­риалы которой и приводятся в этой статье.

Вскоре Гейму удалось вы­растить в лабораторных ус­ловиях один из видов мек­сиканских грибов, которые он передал для химических исследований в химико­фармацевтическую лабора­торию фирмы «Сандоз» в Базеле. Затем были разра­ботаны способы выращива­ния тех видов, которые больше всего подходили для разведения в лаборатории— Psilocybe mexicana Heim.

Секрет действующего начала грибов

Начиная химическое ис­следование гриба в 1957 го­ду, мы имели в своем рас­поряжении очень неболь­шое количество материа­ла — около 100 грамм пло­довых тел Psilocybe mexica­na, присланных из Парижа. Поскольку у нас не было никаких соображений относительно химической приро­ды действующего начала грибов, нам оставалось на­чать выделение нужного ве­щества с проверки его фар­макологического действия на животных. Однако, мы не получили никаких ощути­мых результатов, пытаясь сравнить эффективность действия различных фрак­ций грибного экстракта. Когда большая часть дра­гоценного материала, была безрезультатно истрачена на животных, возникло со­мнение, не теряют ли искус­ственно выращенные и вы­сушенные грибы своего «волшебного» действия? Ав­тор данной статьи решил от­ветить на этот вопрос, испы­тав действие грибов на себе. Он съел 32 высушенных гри­ба средней величины, об­щим весом в 2,4 грамма. И — испытал их сильное пси­хотропное действие, о чем свидетельствует следующий отрывок из лабораторного журнала: «Через полчаса все во­круг изменилось самым чу­десным образом, обрело мексиканский характер. Я понимал, что, зная о мекси­канском происхождении этих грибов, я могу видеть только мексиканские моти­вы и сознательно старался сохранить нормальное виде­ние окружающего мира. Но, несмотря на все усилия во­ли, мои старания видеть обычные формы и краски оказались напрасными. С от­крытыми и закрытыми гла­зами я видел лишь индей­ские орнаменты с их харак­терными сочетаниями красок. Когда надо мной на­клонился врач, чтобы изме­рить кровяное давление, он превратился для меня в ац­текского жреца, принося­щего жертву, и я не был бы удивлен, если бы в руках у него появился обсидиано­вый нож. Несмотря на всю серьезность опыта, я не мог не развеселиться при виде того, как знакомое лицо моего коллеги стало совер­шенно индейским. Прибли­зительно через полтора часа после приема грибов, натиск внутренних видений — а это были в основном абстракт­ные, быстро меняющиеся по форме и краскам карти­ны, — принял такой стреми­тельный размах, что я боял­ся раствориться и потерять­ся в этом водовороте форм и красок. Приблизительно через шесть часов сон кон­чился. Но сам я не имел представления о том, сколь­ко длилось это состояние, в котором чувство времени было потеряно. Встреча с реальной действитель­ностью воспринималась как счастливое возвращение на родину из чужого, но совер­шенно реального мира».

Это испытание показало, что отрицательные резуль­таты первых опытов объяс­няются вовсе не качеством грибов, а тем, что животные не могут «рассказать» о своих ощущениях. Таким об­разом, оказалось, что толь­ко человек может быть чув­ствительным индикатором данного вида веществ. При­дя к такому заключению, мы сочли необходимым про­вести надежную проверку действия оставшейся части грибного материала на че­ловеке. Исходя из резуль­татов описанного выше опы­та, когда 2,4 грамма высу­шенных грибов вызвали сильную реакцию, длившую­ся в течение нескольких ча­сов, мы решили брать такие пробные фракции, которые содержали бы приблизтельно 1/3 исходного материала, т. е. 0,7—0,8 грамма высу­шенных грибов. Если проба содержала действующее на­чало в меньших количествах, то она сказывалась на рабо­тоспособности человека в течение более короткого времени. Это был тот пока­затель, благодаря которому мы научились различать фракции, содержащие иско­мое вещество. В результате было экстрагировано и очи­щено действующее начало мексиканских грибов.

действующее начало грибовСхема выделения действующего начала гри­бов

Для предосторожности — вдруг вещество окажется очень неустойчивым — все операции проводились в нейтральных растворах, а их выпаривание — при комнат­ной температуре.

На всех стадиях экстрак­ция продолжалась до тех пор, пока в раствор уже не переходило никакого веще­ства. В этом случае искомое вещество должно полностью находиться либо в остатке, либо в экстракте. Наша ра­бота значительно упрости­лась. Остаток после выпаривания водно-спиртового раствора на последней ста­дии представлял собой ко­ричневый порошок, в кото­ром концентрация искомого вещества было примерно в 20 раз больше, чем в высушеных грибах. В 50 милли­граммах этого порошка со­держалась доза, которая уже действовала на чело­века. В дальнейшем для вы­деления действующего на­чала волшебных грибов мы применили метод бумаж­ной хроматографии. 50 мил­лиграммов препарата — ко­личество, вызывающее, как мы выяснили, психотропное действие, растворяли в ме­тиловом спирте и наносили на лист фильтровальной бу­маги. После разделения в системе бутиловый спирт — вода на хроматограмме об­разовались зоны, соответствующие различным вещест­вам, входящим в состав гри­бов (рис. 2). Каждую зону вырезали, экстрагировали метиловым спиртом и опре­деляли в ней количество ве­щества.

хроматограмма грибного экстрактаХроматограмма гриб­ного экстракта: — псилоцибин (фиолето­вое пятно);— триптофан (фиолето­вое пятно);— псилоцин (голубое пятно)

Полученные этим спосо­бом хроматографические фракции раздали сотрудни­кам на испытание. Один из них, принявший вещество зоны I, явно ощутил дейст­вие гриба, остальные участ­ники опыта никак не реаги­ровали на препарат.

В результате этих опытов стало возможным получать большое количество иско­мого вещества разделением на хроматографической ко­лонке с порошком целлю­лозы. Правда, сначала его не удавалось закристаллизо­вать, однако после удале­ния примесей обработкой углекислым серебром было получено вещество в виде тонких белых игольчатых кристалликов. Мы назвали его псилоцибином по назва­нию грибов: Рsilocybe mexicana.

Новое вещество давало цветные реакции, характер­ные для производных индо­ла. С этих пор цветные реак­ции заменили проверку присутствия псилоцибина испы­танием на человеке. При обработке хроматограмм на месте псилоцибина появля­лось фиолетовое пятно. Но пятно такого же цвета было замечено еще в одной зо­не! Из нее выделили кри­сталлическое вещество, ко­торое оказалось идентичным аминокислоте триптофану. Триптофан в свободной форме встречается в не­больших количествах почти во всех исследованных нами грибах, даже в тех, которые не содержали псилоцибин.

Над двумя фиолетовыми пятнами виднелось бледно- голубое пятно, которое вы­давало присутствие третье­го индольного соединения. Это вещество, которое обычно встречается вместе с псилоцибином, назвали псилоцином.

Описанным методом бы­ли исследованы различные виды грибов, которые про­фессор Р. Гейм собрал во время своей экспедиции в Мексику и в другие части света. Выяснилось, что пси­лоцибин и очень часто не­большие количества псилоцина встречаются не толь­ко в Рsilocybe mexicana, но и в других видах Рsilocybe, а также в близком роде Stropharia. Кстати, гриб Stropharia cubensis, который используют в религиозных ритуалах индейцы Южной Мексики, можно встретить и в других частях света, на­пример, в Камбодже и Таиланде. В грибах восточно­азиатского происхождения мы обнаружили псилоцибин и псилоцин. Известно, что в Таиланде и в Камбодже эти грибы также применяют для одурманивания.

Итак, исследователи полу­чили возможность добы­вать достаточное количест­во действующего начала волшебных грибов. Это позволило перейти к долго­жданным исследованиям по выяснению химического строения открытых соеди­нений. Ультрафиолетовые спектры этих веществ еще раз подтвердили то, что уже было показано специфиче­скими цветными реакциями, а именно индольную струк­туру соединений. На рисун­ке 3 показан для сравнения спектр незамещенного ин­дола. Кривые псилоцибина и, в особенности, псилоцина хорошо совпадают со спек­тром синтетического 4-оксииндола. Поразительная де­таль: до этого в природе еще ни разу не находили 4-оксизамещенных производных индола. Можно ска­зать, что нам сопутствовала удача, так как в течение, трех предыдущих лет в ла­боратории были синтезиро­ваны как раз 4-замещенные индолы и поэтому мы мог­ли сразу использовать их спектры для сравнения.

ультрафиолетовые спектрыУльтрафиолетовые спектры: 1 — псилоцина, 2 — псило­цибина, 3 — индола, 4 — 4-оксииндола

Вторая большая неожи­данность: в состав псилоци­бина входит фосфор. По данным элементарного ана­лиза была выведена брутто-формула: С12H17O4N2P (мо­лекулярный вес 284,3). Фос­форосодержащие индольные производные до сих пор не были известны в природе. Насколько мы мо­жем судить, псилоцибин — пока единственный их пред­ставитель.

Целый ряд исследований и полученных на их основе данных позволили написать гипотетическую структур­ную формулу псилоцибина и псилоцина.

После уточнения всех осо­бенностей структуры псило­цина и псилоцибина насту­пил заключительный этап работы — нужно было подтвердить строение получен­ных веществ их полным синтезом. Это и было сде­лано на основе 4-бензилоксииндола (рис. 4).

синтез псилоцина и псилоцибинаСхема синтеза псилоцина и псилоцибина

Так кончилось «волшеб­ство» волшебных грибов. Вещество, действие которо­го индейцы в течение тыся­челетий приписывали богу грибов, стало доступным рядовому исследователю.

«Волшебное» семейство

Все встречающиеся в природе индольные соеди­нения происходят от трип­тофана и поэтому содержат остаток триптамина. Есть он и в молекулах псилоцибина и псилоцина. Эти соедине­ния близки по структуре к таким природным триптаминовым производным, как серотонин, диметилтриптамин, буфотенин, и другие.

Серотонин, занимающий сейчас центральное место в биохимических исследова­ниях, широко распростра­нен в организмах теплокровных. Он присутствует в головном мозгу, где прини­мает участие в работе цен­тральной нервной системы. Структурное сходство пси­хохимических веществ гри­бов с мозговым веществом серотонином наводит на мысль, что индольные струк­туры играют большую роль в биохимии психических про­цессов. Диметилтриптамин и буфотенин, которые впер­вые были обнаружены в кожном секрете некоторых жаб, входят также в состав Piptadenia рiregrinа. Индей­цы Ориноко приготовляют из семян и листьев этого растения одурманивающий нюхательный табак.

Следы диметилтриптамина можно найти и в другом южноамериканском «вол­шебном» растении Рrestonia amazonicа.

Особенно разительна ана­логия в химическом строе­нии псилоцибина, буфотионина и дигидробуфотионина (буфовиридина), которые, подобно буфотенину и буфотенидину, обнаружены в кожном секрете жаб.

Несколько более отда­ленное сходство есть у пси­лоцибина и псилоцина с та­кими веществами психотроп­ного действия, как напри­мер, гармин и гармалин, ибогаин и широко извест­ный резерпин.

Наконец, еще одна род­ственная группа соеди­нений — алкалоиды споры­ньи.

Структурное сходство (рис. 5) находит выражение в близости действия обоих групп веществ.

структурные формулыСтруктурные форму­лы алкалоида спорыньи и псилоцибина

Так одно из производных алкалоидов спорыньи — тартрат диэтиламида лизергиновой кислоты (известный под шифром LSD-25) облада­ет необыкновенно сильным психотропным действием и применяется в эксперимен­тальной психиатрии.

Рождается новое лекарство

Итак, химические иссле­дования псилоцибина были закончены. Теперь пред­стояло исследовать фарма­кологическое действие препарата сначала на животных и на изолированных орга­нах. Эти работы были про­ведены в фармакологиче­ской лаборатории в Базеле.

Довольно быстро выясни­лось, что псилоцибин не ока­зывает никакого характер­ного влияния на изолирован­ные органы (например, сердце). Когда псилоцибин вводился животным, у них ярко наблюдалась повышен­ная деятельность симпатиче­ской системы: расширялись зрачки, учащалось дыхание, повышалась температура. Электроэнцефалограмма также сигнализировала о по­вышенной активности моз­говых клеток.

Наиболее характерным действием псилоцибина бы­ло повышение моносимпатического спинного рефле­кса.

Опыты на животных пока­зали крайне незначительную токсичность псилоцибина и псилоцина. Для мышей LD50 (доза в милиграммах на ки­лограмм веса, при которой погибает 50% животных) псилоцибина составляет 280 мг/кг при внутривенном введении. Псилоцин в два с половиной раза менее ток­сичен, чем мецкалин — галюциногенное вещество кактуса; при этом он в 50 раз более активен в психо­тропном действии на чело­века.

Картина действия синтети­ческих «волшебных» ве­ществ на людей совпала с действием грибов, описан­ным в старых хрониках, и с тем, что было известно из описания опытов, проведен­ных на себе Уоссоном, Гей­мом, Гофманом и другими. Через 20—30 минут после приема внутрь доз в не­сколько миллиграмм начи­наются изменения в сфере психики. При небольшой до­зировке примерно до 4 миллиграммов действие препа­рата сказывается прежде всего на настроении, а так­же на контакте с внешним миром.

Часто человек испытывает при этом приятное духовное и физическое расслабление и отрешенность от окружа­ющей действительности —

это нередко бывает связа­но с чувством приятной фи­зической усталости и тяже­сти, а иногда с ощущением необычайной легкости и парения тела. При более вы­соких дозировках — в 6-12 миллиграмм — появляются более глубокие изменения, связанные с нарушенным восприятием пространства и времени и с иным сознани­ем своего «я» и собственного телесного облика. Возни­кает зрительная сверхчув­ствительность, которая мо­жет вызвать иллюзии и гал­люцинации. В этом состоя­нии, похожем на сон, ярко всплывают давно забытые переживания, даже из са­мого раннего детства…

Терапевтическое приме­нение псилоцибина основы­вается, главным образом, на только что упомянутом воздействии вещества на подсознание. Уже известны обнадеживающие исследо­вания, в ходе которых пси­лоцибин употреблялся как лекарственное средство в психотерапии, где большую роль для успешного лечения играет возрождение забытых или оттесненных назад впечатлений — особенно, если дело касается психических травм, вызван­ных какими-то переживания­ми. Немалый интерес для психиатра представляет, по-видимому, и расслабляю­щее действие псилоцибина на психику — благодаря ему больные освобождаются от состояния изолированности и входят в более близкий контакт с врачом.

Исследование мексикан­ских волшебных грибов ста­ло еще одним примером того, как полезно совре­менной науке обращаться к знаниям наших предков о чудесных силах, скрытых в растительном мире. Это по­зволяет ей обнаруживать новые удивительные вещества, которые могут ока­заться весьма ценными для современного человека.

Т. Хейфец

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>