Сорок дней

сорокСороковому дню после конца света посвящается.

Почему «бабий век — сорок лет», если женщины живут дольше мужчин и способны рожать даже после 60 лет? Почему классическая банда — «сорок разбойников»? Почему многоножку на­зывают сороконожкой, хотя ног совсем не сорок?

Сорок лет блуждали евреи в пустыне; сорок лет царствовали Давид и Со­ломон. Магомет был призван в сорок лет. В том же возрасте Пифагор, по легенде, открыл свою школу. Многие храмы древности имели по сорок ко­лонн. Четыре десятка («четыредесять», как тогда говорили) шкурок черных со­болей, которых хватало, чтобы сшить шубу, складывали в мешок, и от этого старинного названия мешка (сорок, сорочка) и пошло русское название числительного 40.

Люди научились считать, как только возникла потребность оценивать и фиксировать количество каких-либо предметов. Очевидно, первой «циф­рой» была просто черточка, которая соответствовала одному предмету, од­ному человеку или животному. Сколько предметов, столько и черточек. Такой, наверное, была первая система счис­ления — единичная. Эта система проста, но чрезвычайно громоздка и чревата ошибками. В ней все цифры-черточки одинаковы, и легко случайно добавить или пропустить одну из них.

Значительно облегчили первобытную «арифметику» природные калькулято­ры, в качестве которых использовали руки или даже все четыре конечности. Римская система счисления возник­ла на основе счета пальцев на одной руке. Возникновение современной десятичной системы счисления, как полагают, связано со счетом на пальцах двух рук. Двенадцатеричная построена на количестве фаланг указательного, среднего, безымянного пальцев и на мизинце (большим пальцем считали). Нередко и сегодня столовые приборы, стулья, устриц, например, мы считаем дюжинами.

Двадцатеричная система исполь­зовала пальцы не только рук, но и ног Шестидесятеричная система была создана еще в Древнем Вавилоне и до сих пор используется для деления часов на 60 минут, а минут — на столько же секунд. Возможно, вначале она была шестеричной, и в основу этой системы положили количество пальцев на руках или ногах какого-либо властителя или божества тех времен. Этот феномен и сегодня нередко встречается и может передаваться по наследству. Инкви­зиция охотилась на шестипалых, и в Европе такие люди были практически истреблены, а в России, по некоторым сведениям, встречались целые деревни шестипалых людей. В Индии шестипа­лых людей так много, что этот признак официально включен в ряд особых примет. Шестипалыми, по слухам, были папа римский Сикст II, королева Англии Анна Болейн и многие другие.

Двадцатеричная система была широ­ко распространена в древности, и, по всей видимости, «сорок», число пальцев не у одного, а у двух человек, поначалу ассоциировалось с ощущением или по­нятием «слишком много». Так, при сред­ней продолжительности жизни жителей Древнего Египта примерно в 23 года, а во времена Римской империи — 32,2 года сорокалетних чтили как умудрен­ных жизненных опытом старцев.

Научившись считать и наблюдать, жители Древнего Вавилона заметили, что созвездие Плеяд ежегодно на 40 дней исчезает с небосвода, и как раз в эти 40 дней чаще всего льет дождь, случаются бури и наводнения. (Не от­сюда ли миф о сорокадневном дожде, ставшем причиной Всемирного пото­па?) Возвращение Плеяд на небосвод встречали ликованием и сжигали пучки из сорока тростинок. Этот праздник стали праздновать и соседи вавилонян (кто же праздников не любит?).

В христианстве сорок дней продолжа­ется Великий пост. Сорок дней от Пасхи до Вознесения — период неприкосно­венности и время права на убежище. В Ветхом Завете сорок дней провел Моисей на Синае; Коран читают каждые сорок дней…

Наконец, согласно христианской традиции, мы окончательно прощаем­ся с умершим близким человеком на сороковой день после его смерти. По­чему и здесь именно сорок? В данном случае меня интересует рациональное объяснение.

«Consuetudo est altera natura». Так Цицерон сформулировал то, что и задолго до него все знали: животные ко всему привыкают. Но многие ли скажут, сколько времени нужно чело­веку, чтобы привыкнуть к чему-то? А животным?

Живые системы способны реагировать на изменения окружающей среды, меняя свои параметры так, чтобы процессы, протекающие в организме, всегда были по возможности оптимальными. На ре­гулярно повторяющиеся воздействия в организме со временем вырабатываются стандартные программы реагирования, а самые важные закрепляются генетически (животные к зиме меняют шубу). Однако на все случаи жизни стандартные про­граммы не наготовишь, особенно для ситуаций, которые возникают достаточ­но редко (землетрясения, пожары) или создаются искусственно (воздействие электрическим током, ультразвуком и т. п.). В этом случае в организме срабатыва­ет универсальная аварийная программа всеобщей мобилизации и включаются все защитные механизмы. Иначе говоря, организм на всякий случай воспринимает незнакомые воздействия как стресс, как сигнал возможной опасности в будущем.

Микробы, вирусы, яды, высокая или низкая температура окружающей среды, травма, а также несчастье, грубое слово, незаслуженная обида, внезапное препят­ствие нашим действиям или стремлени­ям — все это может вызвать стресс. При этом реакция живой системы зависит не только от природы стрессового факто­ра, но и от способности живой системы оценить возможные угрозы и опасные последствия сложившейся ситуации.

Другая часть программ реагирования вырабатывается организмом в процессе обучения — привыкания к чему-то ново­му, повторяющемуся достаточно часто. Трудно сказать, зависит ли скорость привыкания от интенсивности обмена веществ в организме животного, продол­жительности его жизни или от каких-либо других причин. Комары, например, уже через полчаса перестают реагировать на акустический репеллент — карманный излучатель ультразвука. А изгнанные ультразвуковыми отпугивателями кры­сы в среднем через две недели возвра­щаются на обжитые места.

Кошки, давно живущие в квартире, обычно встречают новую соплеменницу с недоверием и агрессией, однако уже примерно через месяц спят рядом, вы­лизывают друг друга и вместе играют.

Можно связать длительность при­выкания животных к изменившимся условиям обитания с их размерами, если использовать представления П. К. Анохина и его последователей. Они сформулированы в рамках теории функциональных систем о регуляции внутри организма и связи с внешней средой, определяющих оптимальный уровень метаболизма в организме.

Функциональные системы универ­сальны для биообъектов всех размеров. Однако реакция этих систем, требую­щая энергетических затрат, связана с количеством энергии, вырабатываемой организмом в единицу времени на единицу массы его тела. Чем меньше животное, тем интенсивнее его метабо­лизм и теплообмен, поскольку удельная доля поверхности велика, тем быстрее реакция регуляторных механизмов, тем меньше инерционность его систем, а значит, короче период адаптации (при­выкания).

Человеку для привыкания к незнако­мому воздействию, к новым условиям обитания необходимо в среднем около 40 дней. Кстати, столько же времени требуется и поросятам, чтобы пере­стать реагировать на приклеенный к их спинкам магнитный стимулятор, уско­ряющий рост и развитие.

Дети привыкают к детскому саду от двух-трех недель до двух месяцев. Адаптация ребенка к школе длится при­близительно пять-шесть недель.

Психологи утверждают, что при тру­доустройстве человек испытывает сильный стресс, связанный с неиз­вестностью («как меня примут?») и неуверенностью в способности спра­виться с поставленной задачей. Про­должительность адаптации персонала среднего звена в среднем три-четыре недели, руководителей этого уровня — до восьми недель.

Значительные временные сдвиги, например при перелетах из Москвы во Владивосток или в Америку, выбивают человека из колеи хорошего самочув­ствия на 30—60 суток. Хотя уже через несколько дней человек как будто привы­кает к новому времени и чувствует себя относительно неплохо, дается это ценой избыточного внутреннего напряжения.

При добровольной длительной изоля­ции человека в пещере у него меняется частота дыхания, нарушаются биоло­гические ритмы. После подземной экспедиции эти параметры медленно возвращаются к норме — в течение трех—пяти месяцев.

Психологи рекомендуют экипажам подводных лодок через 35—45 дней похода воздерживаться от бурного про­явления эмоций,так как этот период в стрессовой ситуации является кризис­ным для человеческой психики.

Сразу после возвращения на Землю космонавтам обычно предстоит по­слеполетная реабилитация, минимум трехнедельная. И это процесс, как от­метил космонавт Сергей Крикалев, не очень простой.

Вот и получается, что для взрослых и детей, спелеологов и космонавтов время привыкания к изменившимся внешним условиям варьирует от не­скольких недель до нескольких меся­цев, а в среднем составляет примерно сорок дней. Возможно, поэтому цифра сорок приобрела особый смысл.

Не здесь ли рациональные корни на­родных традиций на сороковой день окончательно прощаться с близким умершим человеком или отмечать со­роковой день после рождения ребенка? Примерно столько же дней приходится на медовый месяц, а слово «карантин» переводится с французского как «около сорока».

И ведь неспроста французы говорят: «A force de dire a un homme pendant quarante jours qu’il était fou, on l’a rendu fou». («Твердите сорок дней кому-либо, что он дурак, и он им станет»).

Пора остановиться. И без того уже на­говорил сорок сороков небылиц. Иначе кто-нибудь из читателей обязательно вспомнит известную пословицу: «Один дурак бросил камень в колодец, сорок умных не смогли вынуть»

Доктор химических наук В. Б. Акопян

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>