Русский снаряд против английской брони

снарядПушки с пристани палят, кораблю пристать велят.

А.С.Пушкин

Соревнование между броней и снаря­дом велось постоянно, можно сказать, с момента изобретения пушки. В ответ на более пробивной снаряд создава­лась броня повышенной прочности, и наоборот. В конце концов с появлением пароходов-броненосцов сложилась си­туация, когда снаряды не могли пробить броневую защиту кораблей.

Настоящим укротителем брони ока­зался русский океанограф, полярный исследователь, кораблестроитель, вице­адмирал Степан Осипович Макаров. Вот какая интересная история с его участием произошла в конце XIX века.

Интуиция подсказывает, что снаряд необходимо делать еще прочнее. Еще тверже. Еще острее. Тогда он, как негнущаяся игла, вонзится в закаленный ме­талл и прошьет его насквозь. Собствен­но, долгое время все так и обстояло.

В то время лучшую бронированную сталь производила английская сталелитейная фабрика Гарвея. В качестве своей продук­ции англичане были уверены на сто процен­тов, поэтому смело предлагали необычную и весьма наглядную гарантию: если снаряд заказчика разобьет плиту из их стали, сдел­ка не состоится. Вот такой честный подход уверенной в себе компании.

В 1892 году на одном из полигонов под Санкт-Петербургом как раз и проводились такие испытания новой бронированной стали. Предполагалось закупить крупную партию защитных плит для нужд россий­ского флота. Сталь с закаленной поверх­ностью обладала такой прочностью, что попавшие в плиту снаряды разбивались на куски или отскакивали, как горошины, оставляя на ней чуть заметные вмятины.

Стреляли из мощных 229-миллиметро­вых орудий. Когда отгремели выстрелы, присутствовавшие на испытаниях русские морские офицеры и представители ан­глийской фирмы отправились осматривать мишени. К всеобщему удивлению, не­сколько мишеней оказались пробитыми насквозь! В воздухе запахло сенсацией. Ошеломленные возгласы англичан «It’s impossible!» смешались с русскими: «А еще говорят, Англия — мастерская мира!» Мишени тщательно осмотрели, и тут выяс­нилось, что никакой сенсации нет. Просто, как это у нас бывает, часть плит по ошибке установили перед орудием обратной, не­закаленной стороной.

антивандальное стеклоЗа антивандальным стеклом – настоящие деньги на сумму 3 миллиона долларов

Этот курьез тут же доходчиво объ­яснил один морской офицер: «Это только кажется, что, с какой стороны ни стреляй, все едино. А не угодно ли при­мер? Сало небось приходилось резать? Попробуйте-ка его разрезать со стороны кожи — намучаетесь! А если нож подвести со стороны шпига — все сало вместе с кожей легко разрежете!» Все посмеялись объяснению и разошлись. Ошибку учли и в дальнейшем к установке английских плит подходили внимательнее.

Однако на полигоне присутствовал Макаров. И только он один задал себе вопрос: «Почему снаряд, попав в мягкую часть мишени, затем с легкостью пробил и закаленную, твердую?» Вот запись, ко­торую сделал в своем дневнике будущий вице-адмирал: «Так как… деформация снаряда происходит в первый момент соприкосновения вершины снаряда с весьма закаленным слоем плиты, то есть основания полагать, что если бы поверх закаленного слоя имелся хотя бы небольшой толщины слой из более вязкой массы, то снаряды не будут столь сильно деформироваться, так как голов­ная часть будет работать, уже будучи как бы сжатой в вязком металлическом обруче, который и удержит снаряд от разрушения».

Во как! Оказывается, надо двигаться в прямо противоположную сторону. Не упрочнять снаряд, а совсем наоборот: сделать его поверхность пластичной, податливой, вязкой.

Русский офицер предложил надевать на снаряды колпачки из мягкой нелеги­рованной стали. При соприкосновении с броней нагревшийся до чрезвычайно вы­сокой температуры колпачок, разрушаясь сам, разрушал и бронированный слой, а снаряд проникал в поврежденную броню. Такая насадка из вязкого металла слу­жила своего рода «смазкой» для корпуса снаряда, создавая ему лучшие условия для пробивания брони. Эти насадки стали называть «макаровскими колпачками».

Через некоторое время англичан снова пригласили на полигон. По их бронированным плитам теперь стре­ляли из 152-миллиметрового орудия. Первый снаряд пробил продукцию «Гарвея» и раскололся пополам. Вто­рой пробил, оставшись невредимым. В боевых условиях это означало бы, что корабль противника взорван изнутри.

Сенсация состоялась. Весь мир загово­рил о том, что у русских появилось оружие, которое пробивает любую броню. Решение было таким простым и очевидным, что ни­кому не пришло в голову его запатентовать. В дальнейшем бронебойные снаряды с наконечниками стали использовать ан­гличане, немцы, французы, американцы.

На десерт мне хотелось бы предложить интересный пример. Вот как компания «3М» рекламировала свою продукцию — пуленепробиваемое стекло. Возле офиса компании в Ванкувере по­ставили три «аквариума», стенки которого были выполнены из тонкого, прозрачного бронестекла. Внутри — пачки долларов. Каждый желающий мог их забрать себе… Если сумеет разбить стекло «сейфа».

Акция проходила полтора дня, об этой необыкновенной рекламе наперебой рассказывали почти все городские га­зеты и телеканалы, «информационные круги» в Интернете продолжают расхо­диться до сих пор.

Как и предполагалось, сломать стекло никто не смог. Удалось лишь погнуть алю­миниевую арматуру, которая соединяла бронированные стенки. Возможно, в России результаты тестирования были бы другие. Но в любом случае такая демонстрация гарантии на свой товар впечатляет.

А.Н.Иванов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>