Русский химик-самоучка

Химик-самоучкаЮноша был схвачен за «кол­довство», его посадили в сарай и приставили сторожей. Когда стем­нело, он написал фосфором на стене сарая: «Не робей, Семен». Сторожа, испугавшись ярко све­тившейся в темноте дьявольской надписи, разбежались. Наутро он явился к своей «хозяйке» — юно­ша был крепостным помещицы Скульской. Он рассказал о ночном приключении и упросил отправить его в Петербург учиться.

Так началось вступление в науку выходца из крепостных, уроженца Ярославской губернии Семена Прокофьевича Власова.

ХимикЕго современники писали, что Власов — гений, которого по спра­ведливости можно назвать вто­рым Ломоносовым. Это, конечно, преувеличение. Но несомненно, Власов был исключительно ода­ренным человеком, он МНОГО И настойчиво трудился и достиг вы­дающихся результатов в различ­ных отраслях науки — в химии, химической технологии, электро­химии, физике, прикладной меха­нике. Начиная с раннего детства до преждевременной смерти — он умер 32 лет — Власов упорно бо­ролся за элементарные человече­ские права и признание своих научных и технических новшеств, преодолевая косность и суеверия окружающих.

С. П. Власов родился в 1789 году в Любимском уезде Ярославской губернии, в семье крепостного крестьянина. Отец обучал его грамоте, желая сделать священником. Но мальчика боль­ше занимали движение солнца по небосводу, радуга, падающие звез­ды, ветер и буря. Молодой пастух наблюдал за поведением птиц и других обитателей леса, строил свои еще наивные гипотезы, раз­мышлял, пытался даже экспериментировать. Вызывая камнем брызги водяных капелек и наблю­дая при этом радугу, он само­стоятельно (и в общем довольно правильно) объяснил ее преломле­нием света во влажном воздухе. Он приносил в деревню светящие­ся пни, изучал причины свечения. Однажды попытался уверить од­носельчан в небожественном про­исхождении грома и молнии. За увлечение посторонними делами Семена нередко жестоко наказы­вали.

Наконец мальчика заподозри­ли в том, что он общается с дья­волом. От греха подальше, реши­ли отослать его в Петербург и пристроить к какомунибудь делу.

В столице Семен был отдан в услужение торговцу вином, зако­ренелому суеверу. Но и здесь его неудержимо влекли наблюдения и опыты. Он вызывал электриче­ские явления, натирая шерстяным лоскутом смолу, которой запечатывали горлышки винных буты­лок.

Один студент обратил внима­ние на любознательного мальчика. Он порекомендовал ему книгу по физике. Семен отдал за нее в книжной лавке все свои сбереже­ния и вскоре выучил книгу на­изусть.

Как-то виноторговец застал Власова за тайным чтением фи­зики. Книга была отнята и сож­жена в печи, а Семен высечен. Та­кое обхождение сделало из Вла­сова еще более ревностного при­верженца науки, но заставило его быть более скрытным. Постепенно он приобрел несколько новых книг, среди которых были класси­ческие произведения — «Гальванические опыты» В. Петрова, «Хи­мия» Жакена и другие.

 

За несколько лет Власов са­мостоятельно приобрел основа­тельные познания в физике и хи­мии. К несчастью, хозяин обнару­жил и отобрал книги. Взбешен­ный, он отослал Семена обратно в деревню.

Здесь его встретили враждеб­но. С большим трудом удалось Власову получить позволение сно­ва отправиться в столицу. Теперь он устроился прислуживать в трактире. Проработал там несколько лет, каждую свободную минуту отдавал естествознанию. Свои грошовые сбережения Власов расходовал на химикаты, ин­струменты и книги. Но и здесь он вскоре прослыл колдуном. Семена решили отдать в рекруты. По ука­зу помещицы Скульской его ско­вали, привезли в деревню и поса­дили в сарай. Напрасно он пы­тался доказать свою невиновность, его не слушали. Тогда-то он и воспользовался привезенным из Петербурга куском фосфора.

Все-таки Власов получил у Скульской, которую напугали раз­говоры о нечистой силе, разреше­ние в третий раз поехать в Пе­тербург, но предварительно же­нившись. Его молодую жену Скульская оставила у себя, в «за­лог».

На этот раз он открыл в сто­лице небольшую мыловаренную мастерскую, где готовил, кроме разных сортов мыла, помады и душистые составы, а на досуге занимался опытами по чистой хи­мии. Тогда, поняв хитрость Власо­ва, его задумали снова отправить, заковав, в деревню.

Но Власов вовремя ликвиди­ровал свое небольшое заведение и скрылся под защиту фабриканта Грейсона, который, заметив не­обыкновенные способности юно­ши, взял его к себе на фабрику. Власову была поручена лабора­тория — верх мечтаний. Молодой ученый способствовал усовершен­ствованию производства у Грей­сона. Он снизил температуру пе­реплавки металла при помощи добавления плавней; от него исходила идея замены свинцовых пуль чугунными, за что Грейсон полу­чил от царского правительства щедрую награду. Но вскоре по невыясненной причине Грейсон отказал Власову от места.

Химик-самоучкаВесной 1810 года, когда Алек­сандр I прогуливался по Фонтан­ке, Власов обратился к нему с прошением — принять его в число казенных воспитанников Медико­хирургической академии, чтобы «усовершенствоваться в химии и физике». Александр I распорядил­ся проэкзаменовать Власова.

Подвергнутый испытаниям пе­ред конференцией академии, Вла­сов обнаружил глубокие знания по химии и физике. Он предста­вил модель изобретенной им гид­ростатической машины, которая могла поднимать воду на несколь­ко саженей и предназначалась для орошения. Несмотря на воз­ражения одного из академиков, остальные профессора единодуш­но засвидетельствовали, что ака­демия в лице Власова приобрета­ет очень полезного сотрудника. Было напечатано ходатайство ми­нистра перед государем об осво­бождении Власова из крепостных. На запрос генерал-губернатора помещица Скульская ответила, что она готова отпустить Власова на свободу, но ввиду своего «по­средственного состояния» хотела бы получить за него и за его жену 5 тысяч рублей. Тогда царь приказал бесплатно освобо­дить Власова, а Скульской выдать зачетную рекрутскую квитанцию. Указ об освобождении Семена Прокофьевича и Афимьи Федо­ровны Власовых из крепостных был подписан царем 14 сентября 1811 года.

Вскоре Власова зачислили в воспитанники Медико-хирургиче­ской академии по фармацевтиче­ской части. Академик-химик

А.            И. Шерер поручил ему долж­ность лаборанта. Власов стал учиться и одновременно работал в лаборатории.

За последнее десятилетие своей жизни (1811—1821 гг.) он сделал ряд замечательных откры­тий и усовершенствований.

Так, в докладе 1815 года Вла­сов сообщает медицинскому сове­ту о разработанном им новом спо­собе получения серной кислоты в деревянных камерах, пропитанных серой (вместо свинцовых камер); после испытаний академика Рих­тера метод Власова был одобрен советом, далее он усовершенство­вал метод получения азотной кислоты; предложил специальный состав, быстро тушивший пожа­ры; состав для реставрации ста­рых, потемневших картин. Из от­ходов монетного двора он очень дешевым способом изготовлял красную краску. Усовершенство­вал метод извлечения из сандала краски бакан; разработал способ получения лазури, по качеству превосходящей ввозимую из Гер­мании краску, причем отечествен­ная лазурь получалась вдвое де­шевле. Из отходов производства монет Власов изготовлял хорошие чернила, ваксу.

Власов одним из первых вслед за англичанином Дэви по­лучил электролитическим методом, улучшенным им, металлические калий и натрий и подробно изу­чил их свойства. Изучал он и взаимодействие металлических ще­лочей с водой; в этих опытах ему помогала жена.

Он изобрел новый способ де­шевого получения спирта, кото­рый продал П. П. Свиньину. В не известном ранее письме Вла­сова Свиньину от 22 декабря 1816 года мы читаем: «По елику Вы сами изволили говорить, что покупаете секрет единственно для интереса, могущего произойти для Вас от оного, а не для того, чтобы опубликовать оный для сла­вы своей, то Вы ничего не теряе­те, если честь изобретения предоставите мне самому, оставив при себе все привилегии, какими Правительство может позволить пользоваться изобретателю. Осно­вываясь на сем, прошу Вас покор­нейше принять такое условие, что­бы я мог известить правительство об открытии моем нового способа выгонки вина и просить в награду за оное позволения, чтобы одному мне токмо производить его в дей­ство столько то лет. Позво­ление же сие обязуюсь передать по причине моих недостатков единственно Вам».

ХимикСвои работы по физико-химии гальванических элементов Власов публиковал в журнале «Соревно­ватель просвещения», который из­давался в те годы. В области электрохимии и электротехники он был учеником и последователем знаменитого В. В. Петрова. На­помним, что в то время в учении об Электричестве взгляду Вольта о решающей роли контакта метал­лов в возникновении тока проти­востояло мнение, что электриче­ство возникает в результате хими­ческих реакций. Власов правильно отрицал постоянное существова­ние в природе «электрической жидкости». Он писал, что элек­тричество образуется в результате химических процессов. Путем ре­комбинации вольтовых пар Вла­сов пришел к гальванической паре в форме, общепринятой в наше время. «Гальванический прибор» Власова — это не «вольтов столб» и не «гальваническая батарея Пе­трова», а нормально собранная батарея элементов. Кроме меди и цинка Власов изучал гальваниче­ские элементы с железом, чугуном, свинцом и другими металлами; из электролитов он испытывал рас­творы гидрата аммония, гидратов окиси кальция и бария, хлористого натрия, растворы различных кис­лот. Ему принадлежит конструк­ция оригинального гальваническо­го элемента с цинковым электро­дом, свернутым в спираль. Спу­стя несколько лет этот опыт был повторен американцем Р. Харом.

Результаты электрохимиче­ских исследований Власова докла­дывались публично, а также печатались в двух журналах. Они были известны и за рубежом. Английский физик профессор В. Аллен слушал лекцию Власова в Петербурге и, вернувшись к себе на родину, переписывался с Вла­совым. Публикуемые в журнале «Соревнователь просвещения» тру­ды Власова долгое время остава­лись неизвестными историкам нау­ки, так как этот журнал после восстания декабристов был запре­тен и изъят из библиотек.

Из других многочисленных работ Власова упомянем его кон­струкцию деревянной паровой ма­шины, в которой из металла был сделан только котел; она стоила в 25 раз дешевле, чем обычные ме­таллические. Власов усовершенст­вовал шахтерский фонарь, исполь­зовав в качестве материала слю­ду; подробно рассмотрел преиму­щества и недостатки различных громоотводов, создав здесь целую систему взглядов. Он предложил лучшие конструкции громоотво­дов, в которых железо комбиниро­валось с медью и углем.

Научная деятельность Власо­ва получила высокую оценку в журналах «Соревнователь просве­щения», «Отечественные записки», «Новый магазин естественной ис­тории, физики, химии и сведений экономических», «Архив истории

труда в России» и «Электриче­ство».

Жизнь С. П. Власова оборва­лась рано. Он скончался в расцве­те сил в результате отравления при очередных химических исследованиях. Это произошло 27 ав­густа 1821 года в Петербурге. В знак уважения к памяти выдаю­щегося русского ученого, бывшего крепостного, прожившего такую трудную, но плодотворную жизнь, его провожали в последний путь крупнейшие ученые России.

Доктор химических наук Ю. С. МУСАБЕКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>