Проклятье Жеводана

Проклятье ЖеводанаLa Bëstia de Gavaudan называли это существо на окситанском языке, распространенном когда-то в южной Франции. Нетрудно догадаться, что первое слово переводится как «бес­тия», «зверь». А Жеводаном назы­валось до Французской революции графство на юге Франции. Жеводанская Бестия — таинственное чудовище, терроризировавшее местное населе­ние в течение целых трех лет — с 1764 по 1767 год. Уничтожить его долго не могли ни военные, ни профессиональ­ные охотники.

Немного истории и географии

Графство Жеводан располагалось на гра­нице Оверни и Лангедока; значительная его часть теперь входит в департамент Лозер. С севера к Жеводану примыкает горная гряда Маржерид с наивысшей точкой в 1495 метров. Площадь графства в середине XVIII века составляла примерно 6000 км2, и проживало в нем около 100 тысяч человек. В то время, да и позднее, место это было дикое — первая крупная магистраль связала его с остальной Фран­цией в 1945 году, электрификация городов началась в 1920-х. Климат по европейским меркам суровый: лето жаркое, зима хо­лодная, нередко выпадает снег. Вдобавок 1560—1760 годы пришлись на так называе­мый малый ледниковый период, и морозы доходили до -40оС.

С 1715 года страной правил Людовик XV. Поначалу король пользовался по­пулярностью, но за долгие годы успел поднадоесть. В начале века на юге Франции идут войны между гугенотами и католиками, причем Жеводан остается верен Римскому папе. К 1764 году тре­ния между католиками и протестантами в этой области Франции ослабевают. Зато по всей стране нарастают антимо­нархические настроения: вольнодумцы бросают вызов установленному порядку вещей, зарождаются революционные идеи. Кроме того, страна ввязывается в Семилетнюю войну с Англией, несет людские потери, проигрывает войну, теряет колонии (Индию и Канаду). Все это вызывает недовольство в народе. Жеводан — бедный регион, и крестьянам приходится особенно тяжело трудиться. Дома их расположены далеко друг от друга, а скот иногда приходится гонять на дальние пастбища.

Появление Бестии и первые убийства

Весной 1764 года крестьяне погнали скот на пастбища. Пастухами в те годы часто бывали женщины, дети и подростки. Волки в этих местах встречались нередко, но боялись даже вооруженных палкой женщин и подростков, тем более если с ними были собаки.

Первого июня 1764 года странное жи­вотное атаковало женщину из деревни Лангонь, которая пасла стадо неподалеку от леса Меркуар в южной, равнинной части Жеводана. Неожиданно собаки испугались чего-то и убежали, а быки и коровы опустили рога и приготовились к обороне. Появилось существо, напо­минавшее волка, но размером с теленка, с удлиненной головой, длинной шеей, с мощной и широкой грудью, короткими и прямыми ушами, мордой как у борзой собаки, и очень длинными зубами, тор­чащими по обе стороны пасти.

Пастушка попыталась отбиться пал­кой, но это лишь раззадорило Зверя. Зато на помощь двинулись быки! Той женщине повезло — быки отогнали чудище, она оста­лась в живых и смогла рас­сказать односельчанам:

«Зверь был похож на волка, но это был не волк. Голова его была намного больше и вытянута, вдоль всей спины шла черная полоса. И искал он не скот, он меня хотел!» Ей мало кто поверил, люди ре­шили, что она видела обыч­ного волка.

Менее через месяц по­гибла молодая пастушка не­подалеку от деревни Юбак.

Ее останки нашли 30 июня.

Восьмого августа была убита пятнадцатилетняя пастушка из Пюи-Ло­ран в долине Алье, 25 августа — юноша- пастух из Шейлар-л’Эвек на самом краю той же долины у реки Меркуар. Позднее выяснилось, что еще в апреле и мае 1764 года пастухов атаковало страшное существо.

Карта ЖеводанаОхотников в подмогу крестьянам при­слал местный дворянин Этьен Лафон, член парламента Тулузы от епископства Манда. Охотники и крестьяне прочесали лес Меркуар площадью 10 тысяч гекта­ров, но ничего не нашли. Шестого сентя­бря множество людей видели огромного волка, бегущего к северу от древней крепости Шатонеф-де-Рандон. В двух километрах от этого места чудовище уби­ло молодую женщину, вонзив клыки ей в горло. Собралось ополчение из местных жителей, люди вооружились чем попало. Животное прогнали, но женщина погибла.

Затем чудовище ворвалось в деревню Эстрет через открытые ворота! На сей раз Бестию увидело множество людей. Описание совпадало с тем, что дала пастушка еще в июне: зверь огромный, крупнее волка, очень быстрый, мохна­тый, рыжий, с черной полосой вдоль спины, с большой головой, удлиненной мордой, сильными лапами и длинными когтями, вонзающимися в землю. Зверь отличался от волка не только внешне, но и крайней агрессивностью.

Драгуны против Бестии: первая кампания

Этьен Лафон устанавливает контакт с капитаном Жаком Дюамелем — офи­цером расквартированной в Лангони драгунской части. Лафон предлагает 200 ливров тому, кто расправится с чудовищем.

15 сентября Дюамель и его драгуны приступают к патрулированию. Капитан действует методично, вооруженные драгуны и крестьяне прочесывают лес Меркуар и прилежащие пастбища. Но 26 сентября Бестия убивает девочку, и затем убийства продолжаются. Дюамель от­правляет охотников в лес, раскладывать куски отравленного мяса на тропах. Почти на две недели чудовище исчезает — от­леживается после отравления?

Однако вскоре кошмар возобновля­ется. Седьмого октября Зверь убивает восьмилетнюю девочку, 8-го — атакует юношу, но напарывается на его пику во время прыжка, а затем на помощь при­бегают люди и отбивают парня.

В октябре Бестия нападает на людей возле Сен-Шели-де-Апше. Становится ясно, что животное покинуло Лангонь и лес Меркуар, пересекло реку Труэр и пере­местилось более чем на 20 километров к западу. Пока драгуны воюют с чудовищем в Лангони, здесь организуется крестьянское ополчение, на подмогу им приходят охот­ники. Восьмого октября охотник стреляет в животное с расстояния около десяти ме­тров, оно падает — и тут же встает. Второй охотник тоже стреляет, Бестия опять падает и опять встает. Третий охотник стреляет с 50 шагов, животное падает, но снова встает и скрывается в лесу! Это видели две сотни человек из ополчения. Поползли слухи, что пули Бестию не берут.

Узнав о новых злодеяниях чудища в Сен-Шели, Этьен Лафон отобрал не­скольких охотников и сам отправился с ними в те края. Объезжая деревни, Лафон беседует с местными жителями. В первую очередь, говорит он, необ­ходимо как можно меньше выпускать из дома детей и подростков. Пастухам работать как минимум вдвоем и хорошо вооруженными. Увы, его инструкции выполняли плохо: рук не хватало, люди не забыли голод 1750 года, и голода бо­ялись сильнее, чем Зверя.

Завершив инспекцию, Лафон встре­чается с маркизом Пьером-Шарлем де Моранжи, графом де Сент-Альбан. Графу к тому времени исполнилось 58 лет, он завершил блестящую военную карьеру; это был смелый, опытный и уважаемый в округе человек. Он принимает твердое решение покончить с Бестией.

Двадцать шестого октября по приказу графа в Сент-Альбане, Фонтане, Римезе и Сен-Шели идет мобилизация всех способных к участию в большой охоте, и уже 28 октября 10 тысяч человек на­чинают прочесывать лес недалеко от Сент-Альбан, где совсем недавно видели Бестию.

Результат нулевой!

ЖеводанТридцатого выпадает снег, продолжать поиски невозможно. Кроме того, Бестия нападает на женщину в Форней, еще дальше на запад. К октябрю чудовище убило по меньшей мере 40 человек. Драгуны перебазировались в Сен-Шели.

Одиннадцатого ноября Бестия появля­ется в Фо-де-Пейр, в десяти километрах на юго-запад от Сен-Шели. Драгуны бросаются на поиски, но она ускользает. На некоторое время наступает затишье, однако 25 ноября новое убийство женщи­ны — на отдаленном пастбище в Амоне.

Капитан Дюамель применяет новую тактику: разделяет драгун на четыре группы и распределяет их по территории западной части Жеводана. Три недели они упорно ищут Зверя. И вдруг плохие вести приходят из Оверни: 15 декабря убита женщина в Ведрин-Сен-Лу.

Помимо 200 ливров, обещанных за голову монстра Лафоном, 2000 пред­лагает администрация Лангедока и еще 1400 — епархия Манд. Итого 3600 лив­ров, огромная сумма по тем временам.

А Бестия 16 декабря атакует молодого человека из Шантлу и скрывается от преследования. Два дня спустя около деревни Кер в приходе Римез девушка отбивается от Бестии топором. Зверь ранен, но даже по кровавым следам его не удается настичь.

Двадцатого декабря чудовище убивает девочку в деревне Пеш прихода Фо-де- Пейр, прямо рядом с ее домом. Двадцать второго декабря, во время прочесывания леса, Дюамель наконец-то увидел чудо­вище собственными глазами: оно двига­лось в их сторону и не замечало солдат. Драгуны выстрелили, но промахнулись. С саблями наголо бросились они в по­гоню, но лошади застряли в чаще, а чу­довище благополучно скрылось. Вскоре Бестия убила девушку в деревне Прад.

Это был полнейший провал! Нельзя сказать, что военный отряд из 57 дра­гун, охотники и еще 1200 волонтеров из крестьян вообще ничего не сделал за три месяца — уничтожены 74 волка. Но Зверь продолжает терроризировать округу.

Дюамель получает приказ от началь­ства вернуться с отрядом в Лангонь. О чудище пишут газеты, по южной Франции продолжают ползти слухи о его сверхъестественной природе.

Вторая драгунская кампания

Бестия между тем наглеет все больше. Первого января 1765 года ее замечает возле собственного дома 16-летний юноша из деревни Фальсет, приход Шаналей. Парень вооружен и отбивается от монстра. Вскоре, однако, в окрестностях деревни Мазейль-де-Гре находят труп 14-летнего мальчика, и Бестия врывает­ся в дом семьи Шатонеф. Утром 6 января две женщины из деревни Эскур, непо­далеку от деревни Сен-Жери, встреча­ют по дороге к церкви плохо одетого косматого незнакомца (потом решили, что это был оборотень). Через десять часов чудовище убивает женщину в Сен-Жери. Затем происходит еще несколько убийств. Этьен Лафон вновь обратился к властям, и 10 января капитан Дюамель с драгунами вернулись в Сен-Шели.

Двенадцатого января Бестия напала на пятерых мальчиков и двух девочек неподалеку от деревни Виларе между Грез и Шаналей. Детям удалось отбить­ся, причем особую смелость проявил тринадцатилетний Жак Портефе. Он становится местным героем.

Потом Бестию замечают в Оверни, но 17 января она возвращается в Жеводан. У Мазейль-де-Гре пастух выстрелил в нее и промахнулся. К счастью, одна из коров помогает ему прогнать чудище.

Поскольку Зверь нападет в основном на пасущих стада подростков, Дюамель прикрепляет драгун к группам пастухов. Результат опять нулевой. Бестия все чаще заходит в деревни и атакует людей. Передвигается она стремительно. Хотя 28 января она на севере, в Оверни, 1 февраля ее видят в Жаволи, южнее всех мест, где она нападала до сих пор!

ЖеводанЧтобы спасти честь мундира, 7 февра­ля Дюамель устраивают большую охоту. Но Бестия вновь уходит далеко на запад, ее видят в Мальзье, на правом берегу реки Труэр. Одиннадцатого февраля организована еще более грандиозная загонная охота. Сорок тысяч человек охватывают площадь примерно в 2000 км2. Привлечены даже женщины и дети. Был убит один волк. И никаких следов Бестии! Шестнадцатого февраля она опять атакует людей в Оверни, затем снова на юге, в Жаволи.

Неудачи д’Энневаля

К февралю 1765 года о Звере гово­рят уже в Париже. До короля доходят слухи о подвиге юного Жака Портефе. Монарх выдает 300 ливров Жаку и еще 350 ливров, чтобы их поделили между собой остальные подростки. Благодаря протекции короля деревенский юноша поступил потом в военное училище в Монпелье и стал армейским офицером.

Король недоволен действиями дра­гунского отряда. Семнадцатого февраля 1765 года в Клермон-Ферран в Оверни прибывают Жан-Шарль-Марк-Антуан Вамесль д’Энневаль (Денневаль) — вы­дающийся охотник на волков, лучший во Франции, и его сын Жан-Франсуа, а с ними восемь огромных волкодавов. На счету д’Энневаля-старшего к тому времени было более 1200 волков.

На подготовку у знаменитого охот­ника уходит около трех недель. В это время Бестия совершает еще несколь­ко убийств, в том числе в Жеводане, в окрестностях Сент-Альбана.

Тринадцатого марта 1765 года в дерев­не Весье прихода Сент-Альбан проис­ходит еще одно героическое сражение с Бестией. Чудовище нападает на девочку, и 36-летняя Жанна Жув смело бросается на защиту ребенка. Животное остави­ло девочку и накинулось на мальчика. Женщина бросала в тварь предметы, оказавшиеся под рукой, потом прибежа­ли сыновья 13 и 16 лет, вооруженные пи­ками и с большой собакой. Всем вместе им удается обратить Бестию в бегство! Случай этот стал известным, король на­градил женщину премией в 300 ливров. К несчастью, старшие мальчики были так изранены, что умерли через три дня. Дочь и младший сын выжили.

19 марта д’Энневаль устраивает охоту с собаками в окрестностях Мальзье. Собаки взяли след, но один из крестьян спугнул Зверя выстрелом.

Наступает апрель, а Бестия про­должает свое черное дело. Седьмого апреля, на Пасху, убита 17-летняя Габ­риэль Пелисье, красавица и всеобщая любимица. В этот день девушка приняла свое первое причастие. Когда родители дотрагиваются до тела, оказывается, что шея почти полностью перегрызена. Уби­та красивейшая девушка Жеводана, да еще в день первого причастия! Все боль­ше людей верят, что Бестия — демон.

Наконец, 21 апреля д’Энневаль орга­низует первую большую охоту на Зверя. В ней участвуют 10 тысяч человек. Бес­тии удается вырваться, и 22 апреля она атакует юношу к северу от Мальзье. В этот день свидетели заметили рядом с ней другую тварь, меньше размером, но похожую. Жители 12 приходов объ­единяются для второй большой охоты 23 апреля, и снова безрезультатно.

В это время происходит примечатель­ное событие: 10 апреля охотники убивает крупную волчицу и в ее желудке находят человеческие останки. Очевидно, что это не Бестия, однако Лафон начинает думать, что в округе бродит стая волков-людоедов, потому Зверь и кажется неуловимым и вездесущим.

Жеводанская БестияПосле 23 апреля охотники и добро­вольцы начинают разбредаться по до­мам. Снег тает, стоит мерзкая погода, слякоть, да и отдыхать люди должны иногда. Д’Энневаль переезжает из Сен- Шели в Мальзье. Тридцатого апреля он организует еще одну грандиозную охоту с участием жителей 56 приходов. Ставку делает на местных охотников, закрепляя людей за территорией того прихода, в котором они живут. В результате убивают нескольких волков.

А Бестия вновь меняет местоположе­ние. Утром 1 мая несколько копейщиков д’Энневаля замечают следы животного в лесу Решав между Мальзье и Сент- Альбаном. Д’Энневаль приезжает с со­баками, но выследить Зверя не удается. Вечером того же дня монстр нападает на отца и сыновей Лашамет на пастбище неподалеку от Марле. К счастью, Лашамет-отец был одним из лучших стрелков в округе, вдобавок на помощь прибежали пастух и два крестьянина. В Бестию вы­стрелили и попали, она дважды ранена. Узнав об этом, д’Энневаль находит сле­ды крови животного и решает, что оно должно погибнуть. Трупа Бестии не наш­ли, однако все уверены в ее смерти. В Сент-Альбане стали праздновать гибель зверя, но в разгар веселья пришло из­вестие о том, что в пяти километрах к югу Бестия напала на пастуха. В это поначалу не верят, но появляются и другие свиде­тельства. Д’Энневаль организует еще несколько охот, опять безрезультатно.

Тридцатого мая происходит заседание кабинета министров, посвященное тер­рору Бестии, в заседании участвует сам король. В течение года — 122 нападения, 66 убитых, 40 раненых! Король в ужасе.

Д’Энневаль пока продолжает бороться с Бестией в нагорной части Жеводана. Здесь до него доходят слухи о семье Шастель и главе этой семьи, 57-летнем Жане Шастеле. Человек странный: не­общительный лохматый горец, о котором говорят, что он волшебник и главарь шайки колдунов, оборотень и повелитель волков. Живет он с семейством на отши­бе, но время от времени наведывается в деревню, всегда с огромной собакой.

За дело берется де Ботерн

16 июня Франсуа-Антуан де Ботерн, ар- кебузир короля и лейтенант королевской охоты, прибывает в Клермон-Ферран, с ним восемь гвардейских офицеров, шестеро королевских охотников, его младший сын, несколько ищеек и волко­давов. От д’Энневаля, который сдал ему дела, де Ботерн узнает, что вот уже два месяца Бестия находится на территории северного Жеводана у границы с Овер­нью. Д’Энневаль и его сын покидают Жеводан 18 июля и возвращаются в Париж. Впоследствии король назначил охотнику пособие в размере 350 ливров в год.

На 30 июня де Ботерн объявляет мо­билизацию: все свободные мужчины старше 14 лет будут участвовать в охоте на Бестию и на волков. Он запрещает шуметь после захода солнца, обещает награду за каждого убитого волка.

Четвертого и пятого июля чудовище совершает атаки в деревнях прихода Лорсьер; 17 июля его опять видят под­ростки, по счастью, они успевают забраться на дерево. Затем 21 июля Бестия убивает юношу в окрестностях деревни Овер. Де Ботерн готовится к новой охоте: изучает местность вместе с Лафоном и анализирует перемещения Зверя в по­следние три месяца.

Вечером 3 августа неподалеку от де­ревни Сервьер Бестия напала на пяти- летнюю девочку и потащила ее в лес. Родители бросились в погоню с собакой, которая взяла след. Убегающее живот­ное случайно натыкается на вооружен­ного человека, который задержал его. Потом подоспели собаки и родители, Бестия убежала, бросив добычу. Изра­ненную девочку удалось спасти!

Четвертого августа месье Антуан, как прозвали де Ботерна в народе, приез­жает изучать следы Бестии. Происходит еще несколько нападений, и 9 августа де Ботерн понимает, что животное движет­ся в сторону горы Муше. Он переносит ставку в замок Дю Бессет и сразу же встречает там вооруженных людей. Вы­ясняется, что они только что защищались от Бестии.

Жеводанская дева

Зверь совсем рядом! Де Ботерн решает провести большую охоту 11 августа в рай­оне Черного Леса между Шантлу и Лер.

В этот день две молодые девушки прогуливались в окрестностях Бруссо. Бестия прыгнула на девушку по имени Мари-Жанна Вале, та ударила чудовище пикой. Бестия взревела от боли и по­спешно скрылась в лесу. Месье Антуан останавливает охоту и отправляется на место происшествия. Бестии здорово досталось от девицы — лезвие вошло в живую мускулистую плоть на семь с по­ловиной сантиметров. Следы животного были похожи на следы большого волка. Мари-Жанну Вале прозвали Жеводан- ской девой. Все надеются, что Бестия наконец-то сдохнет от потери крови.

Жеводанская деваШестнадцатого августа начинается еще одна большая охота в приходах Трехгорья — в лесу у гор Монмуше, Монгран и Моншове. В ней участвуют и Шастели: отец Жан, сыновья Пьер и Антуан. Во время этой охоты происходит неприятный инцидент. Братья Шастель сказали двум егерям, что путь впереди ровный, и посмеялись, когда лошадь одного из них провалилась в болото. Егеря бросились на Антуана, хотели его арестовать, но Пьер и отец нацелили на них ружья. На следующий день по приказу де Ботерна арестовывают всех троих Шастелей и везут в Сог, в тюрьму.

Бестию никто не видит, и де Ботерн на­деется, что она погибла от раны. Однако 22 августа, во время охоты людей из трех приходов, ее опять замечают. Двадцать девятого августа егерь Риншар ранит крупного волка во время охоты в Черном Лесу, а 31-го крестьяне находят труп большого волка. После 11 августа Бестия не нападает уже три недели. Возможно, найден труп Бестии, а те, кто видел ее позже, ошиблись?

Волк из Шаз

Увы, это не так! Второго сентября в Диеж, приход Польяк, Зверь напал на девушку, к счастью, ее удалось отбить. Шестого сен­тября его видели в Лорсьер, а 8 сентября опять в приходе Польяк пропала девушка. К утру нашли ее изуродованное тело.

Одиннадцатого сентября четыре по­гонщика и шесть мулов двигались в Сен- Флур. Один из погонщиков по имени Жан Гони отстал от группы и неожиданно уви­дел Зверя. Он выстрелил из ружья с рас­стояния восьми шагов, и Зверь кинулся на него! Его товарищи услышали выстрел и вернулись, Зверь убежал в лес. Двое погонщиков встретили в тот же день де Ботерна и описали животное: «Гораздо крупнее волка, с черной полосой вдоль спины, рыжеватое, покрытое пятнами». Де Ботерн посылает сына опросить двух других свидетелей, они рассказывают то же. Бестия жива!

До середины сентября нападения про­должаются. Дело приобретает междуна­родный характер: англичане печатают в газетах карикатуры, насмехаясь над неспособностью французов победить волка. О Бестии пишет испанская и гер­манская пресса. Король огорчен. Нужен результат, и очень быстро!

В Овернь прибывают из Версаля 16 собак, натасканных на волков. Де Ботерн и еще 40 человек с 17 по 21 сентября объезжают окрестности с собаками, выискивая следы Зверя. Двадцать первого сентября после обеда месье Антуан возвращается. Радостная весть: де Ботерн убил Жеводанскую Бестию! И где? — более чем в 20 километрах от тех мест, где ее ждали.

Де Ботерн и его товарищи проезжали мимо аббатства Шаз, и до них дошла весть об огромном волке, рыскающем неподалеку в лесу Помье. Антуан подо­брался к нему на расстояние 50 шагов, зарядил ружье пятикратной дозой по­роха и, когда Зверь повернулся к нему боком, выстрелил!

Волк из ШазТруп волка привезли на опознание и исследование. «Волк из Шаз» был огромен — 80 сантиметров в холке, 1,7 метров в длину, 60 кг весом. Местные жители подтвердили, что таких огромных волков никто прежде не видел. Зато не­сколько человек опознали в нем Зверя и даже нашли следы ран, нанесенных обороняющимися жертвами, а хирург обнаружил человеческие останки у него в желудке. Де Ботерн объявил, что это и есть Бестия. (Позднее лес у Шаз на вся­кий случай прочесали еще раз и убили двух волков, вероятно, из той же стаи.)

Из волка сделали чучело, и 3 ноября месье Антуан повез его в Париж. Один­надцатого ноября он был принят и обла­скан королем. Его представили к высшей награде — кресту Святого Людовика, выдали грамоту, подтверждающую, что он убил Бестию, и назначили ежегодную пенсию в 1000 ливров. Сын де Ботерна стал офицером кавалерии. На операцию было потрачено около 17 000 ливров, еще 9600 выделила казна на награды участникам.

Возвращение Бестии

Париж празднует победу над чудови­щем, о ней пишут газеты. В течение месяца церковные колокола в Жеводане звонят каждый день. А вот жители не спешат радоваться. Лафон тоже не уверен, что Зверь убит. И аббат Олье из Лорсьера утверждает, что его прихожане не раз видели чудовище в конце октября.

Ноябрь выдался спокойным, люди по­немногу поверили, что Зверя больше нет. К середине ноября 1765 года вышли из тюрьмы отец и сыновья Шастель.

Второго декабря неподалеку от Ла- Бессейр-Сен-Мари на южном склоне Монмуше пасли стадо Жан Куре 14 лет и семилетний Видаль Турне. Неожиданно скот стал тревожиться. Жан вооружился пикой. И тут появилась Бестия, набро­силась на младшего, но юноша ударил ее со всей силы. Мальчика она все-таки ранила, но тут появились люди и про­гнали животное. Это снова был огромный хищник, рыжий с темными пятнами и темной полосой вдоль спины.

Десятого декабря зверь напал на двух женщин недалеко от Лашам в приходе Шалье, 14 декабря тяжело ранена девуш­ка из деревни Польяк. Двадцать первого декабря два пастуха увидели Бестию возле деревни Марсийяк. Неподалеку они нашли обезглавленное тело девоч­ки. 23 декабря Зверь напал на пастушек у деревни Жюлианж. Одна из девушек убежала, другая пыталась отбиваться, и Зверь утащил ее.

Ужас вновь охватывает Жеводан. Страшные вести доходят до Парижа. Ко­роль в печали — недавно от туберкулеза умер его сын, а тут еще опять Бестия! Официально она мертва, и король пре­секает распространение слухов.

Лафон направляет письма властям, пытается объяснить, что Зверь вернул­ся, и в ответ получает рекомендации принять меры по борьбе с волками. В официальной переписке Зверь больше не упоминается, и никто не хочет снова начинать борьбу, тем более что иные из высокопоставленных чиновников полу­чили награды за успешную операцию.

Четырнадцатого марта чудовище на­падает на отца и восьмилетнюю девочку у деревни Ликон в приходе Сен-Прива- Дю-Фо. Отец, отбиваясь пикой, несет дочку на руках, но по дороге она умирает от ран. Двадцатого марта Зверь атакует молодого всадника у деревни Жюлианж.

К счастью, ему успевают прийти на по­мощь. В конце марта Бестия опять убила ребенка, а 17 апреля в приходе Клавьер накинулась на двух девочек, одна из которых умирает от ран. Нападения продолжаются и в следующие шесть месяцев, иные со смертельным исходом.

На равнине Бестия давно не появля­ется, все атаки происходят в районе Трехгорья. Жители Ла-Бессейр-Сен-Мари замечают, что, пока отец и сыновья Шастель сидели в тюрьме, атак не было. Кроме того, Бестия часто запрыгивает в окна домов. Ее почему-то не убивают выстрелы. Странно все это…

В то же время, начиная с весны, власти занимаются потравой волков. Отрав­ленные приманки убили одного волка, а также десятки собак. Бестия же 15 сен­тября на глазах у всей деревни напала на женщину возле ее дома в Сервьере и бросилась на вооруженных людей, при­бежавших на подмогу. В нее стреляли, но Бестия скрылась. Множество сви­детелей подтверждали, что это именно Бестия, а не волк и что пули ее не берут.

За 11 месяцев после официального заявления об уничтожении Бестии про­изошло 41 нападение, 21 человек убиты.

Вновь приходит зима, полевые работы и выпас скота прекращаются. Прекраща­ются и нападения — до весны.

Конец Жеводанской Бестии

2 марта 1767 года в деревне Сервьер 11 -летняя Мари Плантен играла с отцом. Неожиданно появился Зверь, схватил девочку и потащил в лес. Отец не смог ее защитить… В марте и апреле череда нападений продолжилась. Крестьяне начали роптать. Когда об этом услышал 20-летний маркиз Жан-Жозеф д’Апше, на землях которого бесчинствовал Зверь, он решил найти его с помощью нескольких охотников из Манда, присланнных Лафоном. Маркиз сосредото­чил усилия на лесах у Монмуше, особен­но на лесе Теназейр. Местность здесь дикая — много пещер, лощин.

К этому времени становится очевидной одна деталь. Кем бы ни была Бестия, демоном или диким зверем, теперь она орудует на небольшой территории в гор­ной части Жеводана — вокруг Сен-Шели, примерно в дюжине приходов, в первую очередь это Ла Бессейр-Сен-Мари, Овер, Польяк и Сервьер. Времена, когда оно бегало по равнине, прошли. Зато для Трехгорья весна 1767 года стала самой страшной. В мае нападения следуют одно за другим. Де Ботерн купается в лучах славы, газеты молчат, и лишь 15 мая «Газет де Франс» пишет о «хищном волке», появившемся в Жеводане якобы только 1 мая. Потом нападения случают­ся чуть ли не каждый день — 17, 20, 23 26, 27 мая. В первые шесть дней июня Зверь атакует четырех человек!

Семнадцатого мая убита двенадцати­летняя Мари Данти. Жан Шастель — друг этой семьи и очень любил девочку. Он решает отомстить Бестии. Прежде не слишком религиозный, он регулярно по­сещает церковь и выражает надежду, что с Божьей помощью истребит чудовище.

А люди устали и отчаялись. Что же это за чудовище, почему оно всесильно и не­победимо? Должно быть, это демон, по­сланный в наказание за людские грехи? Жеводанские крестьяне усердно молят­ся Господу и Пречистой Деве. В воскре­сенье 7 июня проходит большая служба в церкви Нотр-Дам-де-Эстур между Согом и Прадом. Это не помогает — Бестия убивает еще двоих детей 11 и 12 июня. В воскресенье 14 июня огромная толпа собралась у Нотр-Дам-де-Белье неподалеку от Польяка. Там были и Жан Шастель, и оба его сына. Жан принес с собой двустволку и три серебряные пули крупного калибра, отлитые из медальона с изображением Богоматери. Он просит аббата освятить эти пули и благословить его на схватку с чудовищем.

А Бестия 18 июня убивает ребенка в лесу у горы Муше. Ночью возмущенные местные жители приходят к маркизу д’Апше. Маркиз собирает охотников и собак и начинает выслеживать Зверя, но безуспешно.

О дальнейшем предание рассказывает так. В десять часов утра 19 июня 1767 года Жан Шастель в лесу Теназейр у горы Монмуше читает Библию и обращается в молитвах к Пресвятой Богоматери. Из чащи прямо на Шастеля выходит Зверь. Шастель не прекращает молитвы, и животное не нападает, а смирно стоит и ждет. Закончив молиться, Жан Шастель стреляет. Бестия ранена. Он стреляет второй раз и произносит фразу, ставшую легендарной: «Больше ты никого не со­жрешь, Зверь!»

Битва Марии-Жанны Вале с Жеводанским

Битва Марии-Жанны Вале с Жеводанским Зверем (Овер, скульптор Филлип Кеппелан). Внизу та самая пика, которой сражалась храбрая девица — по крайней мере, так утверждает владелец раритета

Сразу же после этого появляется мар­киз д’Апше с собаками и охотниками, он видит Шастеля и убитое чудовище у его ног. Волк ли это? Да, волк, но очень круп­ный — 53 килограмма, 77 сантиметров в холке, клыки длиной 37 миллиметров. Хирург Антуан Буланже произвел вскры­тие убитого серебряными пулями чудо­вища. В желудке его обнаружена часть бедра ребенка. Животное опознают как Бестию 18 свидетелей предыдущих атак.

Маркиз собирается посетить короля вместе с Шастелем. Целую неделю в за­мок маркиза стекаются паломники — все хотят посмотреть на труп Бестии.

15 июля Шастель везет останки Зверя в Париж. Труп недостаточно хорошо му­мифицирован и начинает разлагаться. В Париже встречают его холодно, ведь всем известно, что Бестию убил де Бо- терн. Знаменитый натуралист Жорж-Луи Леклерк де Бюффон осматривает труп и подтверждает, что это волк. Дальше этого дело не идет.

Шастель так и не получил награды от короля. Но в благодарность за спасение от чудовища прихожане епископства Манда собрали для него 72 ливра. Не­плохие деньги по меркам глухой гори­стой провинции!

Кто это был?

Первое серьезное исследование о Бестии увидело свет еще в 1889 году. Автором книги был аббат Пьер Пурше (1832—1915), выходец из крестьянской семьи. Став священником в 33 года, Пурше много работал с архивами и разо­брал часть материалов, связанных со Зверем. Продолжила тему книга аббата Франсуа Фабра (1854—1932), который также нашел и опубликовал интересные документы.

О Жеводанском Звере написано мно­жество книг, однако до сих пор нет еди­ного мнения по поводу того, что это был за зверь. Он погубил более ста человек — в книге Мишеля Луи «Жеводанский Зверь: невинность волков» говорится о 210 атаках, в результате которых погибло 113 и ранено еще 49 человек; 98 человек были частично съедены. Обычно Бестия убивала людей, разрывая горло зубами. Что же это было за страшное животное? Не будем рассматривать версии мисти­ческие и попытаемся систематизировать реалистические предположения.

Официальная версия гласит, что Бес­тия — волк огромных размеров. Однако животное предпочитало нападать на людей, даже когда скот пасся непода­леку. Известен случай нападения Зверя на всадника, причем он старался убить человека, игнорируя лошадь. Для волка такое поведение, мягко говоря, нетипич­но. Мишель Луи предполагал, что это мог быть гибрид волка и собаки. Возможно, этим объясняется огромный размер и необычный окрас животного.

Ряд исследователей считает, что Зверь вообще не принадлежал к семейству псовых. Они отмечают, что сын Жана Шастеля, Антуан, бывал в Африке и умел дрессировать животных. Версии об экзо­тическом животном рассматривает Эрве Бояк в книге «Жеводанский Зверь: в кон­це концов волк оправдан». Чаще всего в качестве кандидата на эту роль называют гиену. Тут много совпадений: бурый или красноватый окрас, удлиненная морда с сильными челюстями, темные пятна и темная полоса вдоль спины. Гиены могут быстро перемещаться на большие рас­стояния, не боятся нападать на человека. Их челюсти сильнее, чем у волков, легко дробят кости. Однако гиены гораздо меньше Зверя. Кроме того, им трудно было бы выжить в холодном климате.

Есть многочисленные свидетельства, что Бестия по-кошачьи вонзала когти в жертву, вставая на задние лапы. Крупные кошки способны убить животное в не­сколько раз больше себя — леопард ве­сом 80 кг, например, убивает травоядное копытное весом 200 кг. Людей убивают в основном львы и тигры, но леопард, ягуар и пума тоже атакуют людей. На­конец, леопард, ягуар и тигр достаточно велики, с некоторой натяжкой подходят по окрасу и имеют огромные клыки. Вот только в Африке, где бывал Антуан Ша­стель, ни тигры, ни ягуары не водятся…

А вдруг это был представитель вида, вымершего к настоящему времени, но существовавшего двести лет назад? Например, мадагаскарский тигр — круп­ный, размером с пуму, хищник — исчез в конце XVIII века. Это было сильное и свирепое животное. Кроме того, в те времена был жив еще тилацин (сумчатый волк, тасманийский тигр), этот вид исчез лишь в середине ХХ века. Тилацины были рыжего цвета, полосатые, с вытянутыми мордами, до 1,8 метров в длину и 55 см в холке. Пасть у них открывалась на 120 градусов!

Или, возможно, это было животное, не описанное учеными? Область знания, занимающаяся такими животными, на­зывается криптозоологией, а ее объекты — криптидами. Наиболее известные при­меры — лохнесское чудовище, снежный человек. В научной среде криптозоологов не принимают всерьез, хотя случалось, что животные — персонажи фольклора оказывались реально существующими видами, скажем родственник жирафа окапи и комодский варан. О том, насколь­ко вероятно появление экзотического, редкого или неизвестного науке зверя в Западной Европе, пусть и в глухом ее уголке, можно спорить, но криптозоологи не спешат сдавать позиции.

Наконец, еще одна группа гипотез учитывает человеческий фактор. Сумас­шедший садист-убийца — такое пред­положение еще в 1910 году выдвинул доктор Пеш, профессор медицины из Университета Монпелье. Он проана­лизировал раны и увечья, нанесенные Зверем, и предположил, что это был не зверь, а человек — садист, которому доставляло удовольствие мучить своих жертв. Так, у 14 жертв Бестии была ото­рвана голова. С другой стороны, гигант­ский агрессивный хищник, несомненно, был, и это подводит нас к следующей группе предположений.

Благодаря писателям Абелю Шевалье и Анри Пурра в последнее время стала популярна гипотеза о том, что Зверя натаскивал на убийства некий чело­век или группа людей, стремившихся устроить террор в этой части Франции. На роли главных злодеев предлагают Сент-Альбана и Антуана Шастеля. Со­гласно этой версии, Жан Шастель, отец Антуана, покрывал его злодеяния, но лишь до тех пор, пока тварь не убила дочь его друзей. Тогда понятно, почему Зверь не напал на него, — Жан был ему знаком и не вызывал агрессии. Кстати, Жана Шастеля часто видели с огромным рыжим мастифом…

Но почему Бестию не брали пули? Мишель Луи объясняет это без всякой мистики — возможно, Шастель и другие злоумышленники надевали на животное крепкую кабанью шкуру. Ее не пробивали пули, выпущенные из оружия тех времен.

Теория о заговоре местной аристо­кратии, желающей посеять страх среди крестьян и пресечь таким образом рас­пространение вольнодумства, легла в основу замечательного фильма «Брат­ство волка» и не в последнюю очередь благодаря ему приобрела популярность.

Пожалуй, суть этой старой истории не в том, был ли Зверь волком или гиеной- мутантом, а в том, что «вся королевская рать» европейской страны три года не могла его победить. Обычная плата при столкновении с неведомым злом. Как не вспомнить, что и полевая биология, отслеживающая миграции животных, и лесное хозяйство в России переживают не лучшие времена, и в российской глу­бинке воцаряется запустение — пусть не такое, как в Жеводане… Серьезных проблем с волками-людоедами в нашей стране не было с послевоенных лет, и хо­телось бы надеяться, что уже не будет. Но кто может знать, откуда выскочит Зверь?

Кандидат биологических наук А.С.Ермаков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>