Миссия «Квантовый рассвет»

Всемирная паутинаКиберпространство состоит из взаимодействий и отношений, мыслит и выстра­ивает себя подобно стоячей волне в сплетении наших коммуникаций. Наш мир одновременно везде и нигде, но не там, где живут наши тела…

В нашем мире все чувства и высказывания, от низменных до ангельских, являются частями единого целого — глобального разговора в битах. Мы не можем отделить воздух, который удушает, от воздуха, по которому бьют крылья…

Мы сотворим в Киберпространстве цивилизацию Сознания. Пусть она будет более человечной и честной, чем мир, который создали до того ваши правительства.

Дж. П. Барлоу. Декларация независимости Киберпространства

Сеть Всемирной паутины

Всемирная паутина

Такое переплетение кабелей и узлов и есть нынешний Интернет

Первый удар пришелся по индустрии ценных бумаг и финансовых рынков. Многие брокеры сразу же вспомнили «кошмар 9/11», когда вслед за крушени­ем башен-близнецов стало лихорадить биржевые рынки Европы и Азии. Второй удар потряс серверы Министерств вну­тренней безопасности и финансов. Тут же «эффект домино» зацепил Комиссию по ценным бумагам и рынкам США. Завершающий третий удар накрыл крупнейших игроков Уолл-стрита — акул финансового рынка.

Сотни финансовых компаний по всему миру остановили свои расчетно-кас­совые операции. Отключились тысячи банкоматов, и прервались расчеты через карточки. Миллионы людей застряли перед электронными кассами со своими покупками. Перестали работать железнодорожные кассы и пропускные пункты метро. Коллапс охватил город­ской пассажирский транспорт.

Наступил вечер, но вместо сияющего моря рекламных огней в глубинах тем­ных мегаполисов зажглись лишь редкие лампы аварийного освещения. Самые развитые центры цивилизации постигла масштабная техногенная катастрофа, вызванная спланированным ударом нескольких групп хакеров неизвестной национальной и политической принад­лежности.

Насколько возможно такое развитие событий? По-видимому, невероятным его назвать нельзя — ведь это один из сценариев, разыгрываемых во время американских учений по отражению угроз из киберпространства.

Несмотря на явный конспирологи­ческий привкус, это не секретная ин­формация. В свое время автору этого текста даже посчастливилось обсуждать подобные вопросы с выдающимися энциклопедистами-популяризаторами современности — Стивеном Хокингом и Митио Каку.

Электронная модель глобальной катастрофы

«Из-за своего неустанного стремления к комфорту и экономическому росту чело­вечество в короткий период оказалось в опасной зависимости от сетевых си­стем: в течение менее чем двадцати лет части так называемой критической на­циональной инфраструктуры оказались под контролем компьютерных систем, становящихся все более сложными. <…> История их успеха, вызывающая тревогу, стала возможной, поскольку цифровой мир благодаря своему все более удобному интерфейсу уже давно предстает не в виде абстрактного языка программирования, а просто как неис­черпаемый каталог информационных и развлекательных предложений, от простых чатов до узкоспециальных дискуссионных форумов», — пишет британский журналист Миша Гленни в книге «Киберпреступления. Криминал и войны цифрового века».

К счастью, мы пока еще не сталкива­лись напрямую с угрозой разрушения виртуальной реальности, созданной Интернетом. Однако постоянные кибератаки на ключевые узлы Все­мирной паутины уже заставили многих задуматься об эффективной тактике отражения терактов в киберпростран­стве. Первый решающий шаг сделала Ассоциация участников индустрии ценных бумаг и финансовых рынков США: аналитики и программисты этой организации создали виртуальную миссию «Квантовый рассвет». Под этим кодовым названием скрываются регу­лярные учения, отрабатывающие раз­личные приемы защиты от единичных и массовых кибератак.

Самое активное участие в электрон­ном моделировании отражения на­падений интернетовских диверсантов принимают также представители Ми­нистерства внутренней безопасности, Министерства финансов и Комиссии по ценным бумагам и рынкам США. Пе­риодически к «Квантовым рассветам» подключаются десятки крупнейших бан­ковских групп и финансовых компаний, таких, как «Citigroup» и «Bank of America». Каждый участник отправляет своих представителей для работы в секретном подземном центре телекоммуникаций Пентагона. Этот законсервированный пункт управления ранее предполагалось использовать при ядерной угрозе. Се­годня после окончания холодной войны и снижения международной напряжен­ности между членами «атомного клу­ба», обладающими ядерным оружием, многие командные бункеры Пентагона переоборудуются в узлы связи.

Сводную команду «Квантового рас­света» возглавляют сотрудники ФБР, ЦРУ и Агентства национальной без­опасности (АНБ). Вместе с банковскими «офицерами связи», исполняющими роль трейдеров-аналитиков, правитель­ственные агенты разрабатывают план предстоящих учений и в глубоком секре­те строят схемы атак воображаемых ха­керов. Главной целью этих электронных имитаций служит выполнение протокола по бесперебойному функционированию бизнеса. На втором плане находится информационная безопасность прави­тельственных учреждений и компаний.

Обычно «Квантовый рассвет» начина­ется с того, что участникам на примере функционирования электронных связей и баз данных главного финансового цен­тра планеты — Нью-Йоркской фондовой биржи — поступают противоречивые, путаные сигналы. Это должно в полной мере имитировать массированную хакерскую атаку с неизвестных компью­теров и информационных терминалов. На первом этапе в торговых операциях начинаются существенные сбои, приво­дящие к резкому замедлению их темпа. Если команде «Квантового рассвета» в течение определенного времени уда­ется справиться с прямой хакерской атакой, то в дело вступают компьютер­ные вирусы. После этого организаторы устраивают небольшой перерыв, во время которого участники должны най­ти решения для возникших проблем. Самое главное — выявить альтернатив­ные варианты, что можно сделать с ис­пользованием незараженных вирусами центров и маршрутов. Если удается сохранить общий уровень финансовых операций и избежать крупных потерь, то вирусная атака считается отбитой.

Тут же, без перерыва, начинается за­ключительная стадия, фактически повто­ряющая все предыдущие операции, но в сильно ускоренном режиме. Финальный аккорд — имитация удара хакеров с из­мененными параметрами нападения.

Каждый раз руководство «Квантового рассвета» придумывает новые сюжетные повороты для сценария учений. Так, скан­далы с утечками секретной информации, в центре которых оказались сотрудники ФБР и Пентагона, заставили ввести тай­ных агентов, передающих нападающим часть информации. Это, конечно, сильно усложняет ситуацию, зато максимально приближает ее к реальности.

На пороге кибервойн

Если сценарий «Квантового рассвета» представляет такую опасность для ки­бернетической инфраструктуры всего североамериканского континента, то как на это реагирует главное силовое ведомство США — Пентагон? «В 2012 году многие компьютерные сети, в том числе принадлежащие правительству США, подвергались атакам, за некоторыми из них, судя по всему, стоят непо­средственно китайское правительство и армия», — указывает его Аналитический центр по компьютерным угрозам и ки­бершпионажу в своем ежегодном докла­де. Для противодействия несколько лет назад министр обороны США подписал приказ о формировании в стране специальной структуры, отвечающей за без­опасность военных и правительственных информационных сетей. Так родилось киберкомандование Пентагона.

Форт-Мид

Форт-Мид построен в 1957 году для Агентства национальной безопасности США. Расположен на полпути между Балтимором и Вашингтоном, около города Лаурел, штат Мэриленд

Первоначально этот центр должен был защищать исключительно военные ком­пьютерные сети, а не информационную инфраструктуру других правительствен­ных организаций или частных компаний. Однако в ходе своего развития киберко­мандование столкнулось с комплексны­ми угрозами кибернетических дивер­сантов и террористов, после чего на примере миссии «Квантовый рассвет» решило расширить свои полномочия. Сегодня это необычное подразделение входит в систему военной разведки и контактирует при постановке и выпол­нении своих задач с ЦРУ, ФБР и АНБ. В числе его задач не только оперативное отражение хакерских атак, но и разра­ботка стратегии и тактики ведения са­мых настоящих виртуальных кибервойн в сетевом пространстве.

Эмблема Кибернетического командования США

Эмблема Кибернетического командования США, которое находится в подчинении стратегического командования США (база ВВС США Оффутт, штат Небраска)

Киберкомандование Пентагона распо­лагается в знаменитом своими тайными операциями оплоте АНБ — Форт-Миде и входит в структуру Стратегического командования США. Армия командировала в распоряжение киберкомандова­ния самых различных специалистов: от инженеров-электронщиков до систем­ных аналитиков, которые обеспечивают безопасность американских военных каналов связи. В СМИ просочилась лишь информация, что одну из главных ролей в киберкомандовании играет бывший глава ЦРУ (1991 — 1993) и министр обо­роны (2006—2011) Роберт Гейтс. Правая рука этого ветерана тайных операций — генерал-лейтенант Кит Александер, возглавляющий АНБ. Считается, что именно генерал Александер первым заговорил об острой необходимости создания Кибернетического командова­ния США. Он же и начал формирование кибервойск в мае 2010 года, опираясь на специалистов военно-информационной инфраструктуры Пентагона, которая насчитывает более пятнадцати тысяч сетей, включающих свыше семи милли­онов компьютеров. Сюда же входят и не­сколько десятков самых мощных в мире суперкомпьютеров, отмечающих уровни ядерных и террористических угроз.

Под киберзонтиком

Современная гражданская инфраструк­тура тесно переплелась с правитель­ственной и военной. Именно поэтому масштабные антихакерские миссии вроде «Квантового рассвета» не могут не затрагивать самые секретные сторо­ны деятельности кибернетических цен­тров Пентагона. Так, 95% компьютерных сетей Министерства обороны США развернуто на базе общегражданских телефонных линий, причем свыше 150 тысяч компьютеров подключены к сети Интернет, что делает их чрезвычайно уязвимыми. Весь этот впечатляющих размеров компьютерный сверхкомплекс в принципе может быть одномоментно выведен из строя одной хорошо спланированной атакой: хакеры могли бы довольно легко поразить такие общие уязвимые элементы сети, как операци­онные системы или протоколы связи.

Подобные соображения лежат в ос­нове стратегии киберкомандования, направленной на тотальный контроль над мировой информационной инфра­структурой. В идеале Пентагон хотел бы контролировать весь Интернет.

С другой стороны, анализ операций, подобных «Квантовому рассвету», по­казывает, что в формировании внешней киберполитики США появился новый подход: структуры спецслужб и Пентагона готовы взять на себя безусловное обе­спечение информационной безопасности всех сетей своих сателлитов и союзников, создав то, что можно назвать «киберне­тическим информационным зонтиком».

Такая позиция не вызывает особого восторга у других стран. Например, Япония, Филиппины, Мексика и Канада выступили с совместным заявлением, в котором выразили озабоченность тем, что введение киберзонтика может при­вести к ограничению их суверенитетов.

По мнению западных аналитиков, ЦРУ, АНБ и военная разведка США напрямую ставят перед киберкомандованием Пентагона задачи активного проникно­вения в компьютерные сети своих потенциальных противников. Для этого, в частности, разрабатываются технологии внедрения особых электронных виру­сов и «логических бомб замедленного действия», которые, не проявляя себя в обычное время, могут «взорваться» с на­чалом боевых действий. Такие «спящие электронные диверсанты» способны дезорганизовать оборонную систему управления, транспорт, энергетику и финансовую систему любого развито­го государства. Кроме всего прочего, Агентство перспективных оборонных разработок США (DARPA) активно раз­дает гранты научно-исследовательским организациям на создание особых «зараженных микрочипов». Эти микросхемы самого широкого применения должны внедряться в экспортируемую во все страны мира вычислительную тех­нику и по кодовым командам выполнять различные шпионские и диверсионные функции.

Кибернетический бумеранг

Хотя США раньше других государств осознали важность создания «киберщи­та» и «кибермеча», им не удалось полу­чить очень уж впечатляющих резуль­татов. Формируя мощный потенциал информационной войны, американские спецслужбы достигли определенного успеха при агрессии НАТО в Югославии, Ираке и Иране, но при этом имели место крупные утечки информации.

Так «кибернетический бумеранг» вернулся на североамериканский кон­тинент, и сейчас уже более 30 стран занимаются разработкой информа­ционного оружия. Создание киберко­мандования США подтолкнуло Китай, Россию и Францию к формированию в вооруженных силах и спецслужбах подразделений, обеспечивающих без­опасность и активное противодействие в киберпространстве. Это позволяет го­ворить о начале витка гонки сетевых во­оружений, включая создание всяческих компьютерных средств атаки на военную технику и объекты военной инфраструк­туры вероятного противника.

Многие американские аналитики считают, что Пентагон выпустил джинна из бутылки, открыв широкую дорогу разработкам средств и методов актив­ного воздействия на информационные инфраструктуры потенциальных про­тивников. Тем более что информаци­онные войны захватили и продаваемую за рубеж вычислительную технику. Это заставляет создавать устройства для сканирования программно-аппаратных средств, поступающих из США и стран НАТО, с целью поиска тайных закладок. Кроме того, многие страны ставят во­прос об изоляции своих систем связи от глобальных информационно-теле­коммуникационных сетей, находящихся под контролем США. Так что в будущем наше киберпространство может быть и существенно сокращено…

Изменилась и сама государственная политика обеспечения информацион­ной безопасности. Отдельные угрозы в киберпространстве, исходящие от террористов и грабителей, сменились виртуальными военными операциями. Если когда-то внимание спецслужб было сосредоточено на отдельных кру­шениях самолетов и поездов, а также на локальных техногенных авариях, то теперь акценты в сфере международной безопасности сместились в сторону полномасштабной системы защиты ин­формации. Главную опасность в кибер­пространстве сегодня представляют не хакеры-одиночки, а специально создан­ные службы на государственном уровне.

Конечно же отдельные группы аполи­тичных хакеров по-прежнему опасны, поскольку, в отличие от традиционных во­оружений, средства противоборства в ин­формационном пространстве можно эффективно использовать и в мирное время. Так, по мнению экспертов американской разведки, террористы от использова­ния широко распространенных каналов связи в интернет-форумах перешли на общение под видом участников сетевых компьютерных игр. Предполагается, что они используют сценарии игр для коор­динации действий, установки контактов и репетиций возможных реальных атак на виртуальных моделях.

При этом применение военных ин­формационных технологий, как и многие другие стороны функционирования Все­мирной паутины, никак не регулируется международным правом. Соответствен­но вопрос о контроле национального информационного пространства стано­вится все более актуальным аспектом международной политики. На это уже не первый год обращают внимание эксперты. Например, в коммюнике Всемирного саммита по информаци­онному обществу сказано: «Появление новых угроз породило политическую необходимость контроля и регулирования киберпространства, принятия соответствующих норм. Приоритет­ность вопросов кибербезопасности для дальнейшего развития Интернета должна быть признана вне всякого сомнения». Многие эксперты-кибернетики считают, что хотя дальнейшее развитие интернет-технологий и трудно прогно­зировать, делать это нужно с учетом таких факторов, как появление миссий «Квантовых рассветов» и национальных киберкомандований, а также интерконтинентальных компьютерных игр, готовых в каждый момент перерасти в глобальную хакерскую атаку.

Судя по всему, отсюда еще очень далеко до действенных международ­ных договоренностей. К тому же лидер кибернетических технологий — США продолжают считать, что управление информационным пространством не­обходимо только для обеспечения их и только их национальной безопасности. В любых вопросах международной кибер­безопасности правительство США зани­мает особую позицию, всячески уходя от конкретных договоренностей. Наверное, киберкомандование Пентагона надеется, что миссии «Квантовых рассветов» на­дежно оградят Америку от виртуальных противников во Всемирной сети.

О.О.Фейгин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>