Летающая химия

летающая химияУ культурных растений много летающих друзей. Одни — имеют­ся в виду некоторые насеко­мые — опыляют их, другие — пти­цы — уничтожают вредителей.

Неподалеку от главного Совет­ского павильона, на открытой пло­щадке, которую, пожалуй, можно было бы назвать «посадочной пло­щадкой», расположилась еще од­на группа воздушных покровите­лей растений — правда, не всяких, а только полезных людям.

Здесь «обосновались» самолет Ан-2 и два вертолета: Ми-1 и Ка- 26. Это — кормилицы растений, их защитники и даже их «врачи» они подкармливают своих зеле­ных подопечных минеральными удобрениями, «потчуют» вредителей ядохимикатами-инсектицида­ми, а сорняки — гербицидами. Они же приходят на помощь за­болевшим растениям, опрыскивая их «лекарствами».

И самолет, и оба вертолета за­служивают многих теплых слов, но мое сердце отдано Ка-26, тут уж я ничего не могу поделать. Дело в том, что в свое время мне до­велось участвовать в разработке и наладке радиоаппаратуры для вертолета Ка-15, предназначенно­го для одного из исследователь­ских судов Академии наук СССР. Пришлось и полетать на нем, хотя и немного. Много месяцев про­вел я в конструкторском бюро Николая Ильича Камова, а также на заводе и на испытательном аэ­родроме (вернее, вертодроме), и в конце концов влюбился я соос­ные вертолеты — те, у которых на одной оси два винта, враща­ющихся в разные стороны.

Поэтому, очутившись на площадке, я направился прямиком к Ка-26- очень похожему на мою старую любовь — Ка-15.

Первый, кого я увидел возле вертолета, был мой давнишний знакомый, ведущий конструктор из камовского КБ, давно занима­ющийся вертолетами. Повстре­чай я его в другом месте, я бы прежде всего стал расспрашивать о нем самом и об общих знако­мых. Здесь же я не стал тратить на это время и сразу атаковал знакомого конструктора бесчис­ленными вопросами по Ка-26. Очень скоро выяснилось, что в этом вертолете поистине все на­чинается с химии и химией кон­чается. От резиновых шин на колесах до винтов из стеклопласти­ка, от органического стекла на носу машины до хвоста — опять же из стеклопластика. Кресла и отделка кабины, полиэтиленовые форсунки для распыления ядохи­микатов и бак для их хранения (разумеется, из стеклопластика), не говоря уже о его содержимом — сверху, снизу, спереди, сзади, снаружи, внутри — повсюду химики приложили свои руки.

Рассказывая об этой машине, я боюсь впасть в восторженный до неприличия тон, поэтому луч­ше передам слово конструктору — как официальный представитель КБ на выставке он должен прояв­лять сдержанность.

Итак, рассказывает представи­тель конструкторского бюро:

— Вертолет Ка-26, который де­монстрируется на этой выставке, создан коллективом опытного конструкторского бюро, руково­димым главным конструктором Николаем Ильичом Камовым. При создании этой машины был использован опыт, накопленный кол­лективом во время постройки, доводки и массовой эксплуата­ции вертолетов марки Кв-15 на авиационно-химических и других специальных работах в народном хозяйстве нашей страны. Как и его предшественники, вертолет Ка-26 выполнен по соосной схеме, т. е. имеет два несущих винта, расположенных друг над другом, которые вращаются в противопо­ложных направлениях.

Вертолеты соосной схемы об­ладают рядом преимуществ по сравнению с вертолетами других схем. На одновинтовых вертоле­тах, чтобы парировать разворачи­вающий момент, иными слова­ми — чтобы не допустить враще­ния машины в сторону, обратную вращению винта, применяют хво­стовой винт, который распола­гается на длинной балке. Это сильно увеличивает габариты ма­шины. Кроме того, хвостовой винт потребляет значительную мощность от двигателя. На верто­лете соосной схемы благодаря отсутствию хвостового винта уда­ется получить меньшие габариты, не приходится тратить мощность на привод хвостового винта, а это позволяет при том же полетном весе увеличить полезную нагруз­ку вертолета. Эти качества соче­таются с высокой маневренно­стью. И еще одно важное преи­мущество соосной схемы несущих винтов — воздушные потоки от винтов при этой схеме таковы, что обеспечивается наилучшее по­крытие ядохимикатами поверхно­стей листьев обрабатываемых растений, причем — это особен­но важно — не только верхних, но и нижних поверхностей листь­ев винограда и плодовых дере­вьев.

Компоновка вертолета опреде­ляется его основным назначени­ем: авиационно-химические рабо­ты в сельском и лесном хозяйст­вах. В сельскохозяйственном ва­рианте на Ка-26 устанавливается аппаратура для опрыскивания и опыливания растений ядохимика­тами и рассеивания минеральных удобрений.

В СССР с 1959 года вертолеты широко применялись для борьбы с вредителями цен­ных сельскохозяйственных куль­тур, главным образом в садах и виноградниках. Однако вертолеты Ми-1 и Ка-15, которые применя­ются для этих целей в настоящее время, хотя и дают высокий аг­ротехнический эффект, не мо­гут полностью удовлетворить нуж­ды сельского хозяйства из-за ря­да недостатков. Основной из них — малая грузоподъемность. Вертолет Ми-1 берет 300 кг ядо­химикатов, а вертолет Ка-15 — 220 кг. Следует отметить, что оба эти вертолета создавались для других целей, и лишь впоследствии были приспособлены к сель­скому хозяйству. Вертолет Ка-26 создавался в первую очередь как сельскохозяйственная машина. Все оборудование, ненужное для сельскохозяйственных работ, сде­лано съемным, что позволило значительно увеличить запас ядо­химикатов.

Вертолет выполнен по схеме «летающего шасси». В носовой части помещается двухместная ка­бина для экипажа. Большое вни­мание уделено созданию удобств для летчика. Кабина имеет хоро­ший обзор, сдвижные двери, что дает возможность открывать их в полете, систему отопления и вентиляции, а также систему для защиты летчика от вредного дей­ствия ядохимикатов. Этот своего рода «противогаз» защищает эки­паж от действия высокотоксичных химикатов с помощью специаль­ного фильтра, а также вентилято­ра, создающего избыточное дав­ление в кабине. Система очистки воздуха в кабине применена здесь впервые в мировой практи­ке. Радиоаппаратура позволяет поддерживать двухстороннюю связь в УКВ и КВ диапазонах. При необходимости можно уста­новить комплект навигационного оборудования для полетов днем и ночью в любых метеорологиче­ских условиях. Вертолет пилотирует один летчик, однако даже в полевых условиях можно быстро установить двойное управление.

Два поршневых девятицилинд­ровых двигателя обеспечивают безопасность полета при высо­кой экономичности — они очень надежны, а расход горючего не превышает 90 кг на час полета. Это очень важно, так как позво­ляет использовать вертолет в ме­стах, куда горючее трудно доста­вить автоцистернами. Модифи­кации этих двигателей хорошо зарекомендовали себя и на вер­толетах марки Ка-15, а также на самолетах Як-18, Як-12 и Ак-14 («Пчелка»). Двигатели расположе­ны по бокам вертолета, что позволило освободить его централь­ную часть для съемного оборудо­вания. Кроме того, такое распо­ложение двигателей значительно упрощает их обслуживание и за­мену в условиях эксплуатации.

В случае выхода из строя од­ного из двигателей вертолет мо­жет продолжать горизонтальный полет. При отказе обоих двигате­лей тоже не произойдет аварии — машина совершит посадку в так называемом режиме авторотации: вертолет будет не падать, а плав­но снижаться благодаря винтам, которые, «опираясь» на воздух и вращаясь вследствие этого, за­тормозят спуск подобно пара­шюту.

В центральной части вертолета располагается съемный бункер, вмещающий до 900 кг жидких или сыпучих ядохимикатов, а также минеральных удобрений, и вся сельскохозяйственная аппаратура с электрическим приводом.

Хотя, как я уже упоминал, Ка- 26 создавался в первую очередь для сельскохозяйственных работ, это вертолет многоцелевого наз­начения. Одна из его существен­ных особенностей заключается в том, что его легко и быстро (за несколько часов) можно переобо­рудовать для других цепей. Ка-26 может производить геологоразве­дочные изыскания, топографиче­ские съемки, аэрологические, гра­виметрические, противопожарные, строительно-монтажные работы, патрулировать линии передач и газопроводы. Благодаря малым габаритам, хорошей маневренно­сти и значительной продолжительности полета его можно ус­пешно использовать на рыболов­ных судах, китобойных флотилиях и ледоколах — тем более, что у него есть противообледенительная система, позволяющая летать в условиях Заполярья. А будучи оборудован лебедкой грузоподъ­емностью до 150 кг, он может применяться на спасательных ра­ботах.

В санитарном варианте Ка-26 перевозит четырех больных и со­провождающего их врача.

Видимо, одним из самых рас­пространенных вариантов верто­лета будет транспортный. Для пе­реоборудования в этот вариант достаточно установить съемную кабину. Она рассчитана на пере­возку шести человек на расстоя­ние до 400 км. Седьмой пасса­жир может разместиться рядом с летчиком. Хочу подчеркнуть, что конструируя кабину, мы не задавались целью сделать чисто пассажирскую машину. Пассажир­ские вертолеты, конечно, нужны, как нужны комфортабельные лег­ковые автомобили, но кроме это­го нужны рабочие машины, ос­новное назначение которых выполнять специальные перевозки. Автомобилисты, к примеру, со­здали машину ГАЗ-69, которая не­заменима в условиях бездорожья и широко применяется. Ка-26 в транспортном варианте — это ма­шина, в которой, кроме людей, можно перевозить грузы. Для этого сидения сделаны откидны­ми. В полу кабины имеется люк, который позволяет высаживать и поднимать на борт людей в тех местах, где вертолет не может сесть. Кроме кабины на вертолет может быть установлена грузовая платформа с откидными бортами, что дает возможность размещать на ней негабаритные грузы.

Вертолет может быть исполь­зован и как летающий кран для переноски грузов на внешней подвеске.

Теперь нужно сказать об «удельном весе» химии в этой машине.

Мы широко применили на ней пластмассы и современные высо­копрочные клеи для ряда важ­нейших силовых элементов кон­струкции.

Пожалуй, самый важный вклад химии в Ка-26 — лопасти обоих несущих винтов. Они изготовлены из высокопрочного стеклопласти­ка на фенсльно-эпоксидных смо­лах, что обеспечивает высокое ка­чество поверхности и главное — большой ресурс. Стеклопластиковые лопасти на вертолете приме­нены впервые в нашей стране. Они долговечнее и надежнее ло­пастей из любого другого матери­ала — как деревянных, так и металлических. Из стеклопластиков изготовлены также элементы сель-хозаппаратуры (бункер для ядо­химикатов, трубопроводы и др.), хвостовое оперение, обтекатели воздухозаборников и многие дру­гие детали.

Кроме того в конструкции вер­толета широко использованы кле­еные металлические и неметалли­ческие панели с сотовым запол­нителем.

В заключение назову несколь­ко цифр, характеризующих основ­ные данные Ка-26:

максимальная скорость—170 км/час;

продолжительность полета — 3,5 часа;

максимальная нагрузка — 900 кг;

дальность полета в пассажир­ском варианте — 400 км;

дальность полета с дополни­тельными топливными баками — до 1200 км.

Возможно, не все читатели оценят в должной мере значение того, что сделали камовцы — я имею в виду в первую очередь лопасти винта из стеклопластика. Поэтому к тому, что сказал кон­структор, мне бы хотелось доба­вить еще несколько слов.

Легко представить себе, что произойдет с самолетом, если у него отвалится крыло. У вертоле­та роль крыльев «исполняют» ло­пасти его винта, они так и назы­ваются «несущими». И если во время полета одна из лопастей сломается… словом, ничего хоро­шего не будет.

Я видел, как делают лопасти. Технология в принципе та же, что и при изготовлении клееных лыж: ряд тонких слоев дерева склеива­ют синтетическими смолами так, чтобы волокна шли в разных на­правлениях. Меня заинтересовало, почему такую жизненно важную деталь делают из дерева — ведь металл прочнее. Мне объяснили, что у металла, помимо его боль­шого удельного веса, есть еще один крупный недостаток: он бы­стро «устает». Тут же было упот­реблено и слово «ресурс»; ока­зывается, клееная деревянная лопасть долговечнее, потому что не так подвержена «усталости», ста­ло быть она надежнее. Короче говоря, у нее больше ресурс — значит, ей спокойнее можно до­верить жизнь летчика и пассажи­ров.

И вот появились попасти из стеклопластика, не менее проч­ные, чем металлические, и с еще большим ресурсом, чем у дере­вянных. И те посетители выстав­ки, которые понимали толк в этом деле, подолгу не отходили от выставленных рядом с вертолетом Ка-26 стеклопластиковых лопастей, ощупывали белую их поверхность и говорили: «Здорово!»

И я повторяю вместе с ними: Здорово!

К. Майлен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>