Изучение «памяти» макромолекул: путь к управлению структурой полимеров (продолжение)

Изучение  макромолекулАвтоматика и регулирование на молекулярном уровне придут на смену машинной технологи

В предыдущей статье мы ос­тановились на вопросе: как сде­лать, чтобы на стадии изготовле­ния волокна из уже синтезирован­ного, т. е. содержащего опреде­ленный запас информации поли­мера, не впасть в ошибку и не превратить технологический про­цесс в «дезинформацию». Прежде чем ответить на этот главный во­прос, уместно проанализировать тот «эксперимент», который в ко­нечном счете привел к созданию сегодняшней мощной промышлен­ности химических волокон.

Теория процесса создается «задним числом»

Применяемые сегодня техно­логами приемы, по-существу, оди­наковы для полимеров всех типов.

В этом их сила и в этом же их скрытая слабость. Ведь главная технологическая задача заклю­чается в том, чтобы расположить макромолекулы в волокне в наивыгоднейшем порядке. Но все нынешние технологические про­цессы восходят к той поре, когда химики и не подозревали о суще­ствовании полимеров. Получилась весьма своеобразная ситуация. Теорию формования химических волокон пришлось разрабатывать задним числом, и поначалу не для того, чтобы создать новую, а что­бы объяснить уже существующую технологию.

Эволюция и «мышь в лабиринте»

В сущности, работая почти вслепую, технологи проделали великолепный эксперимент, «весьма похо­жий на биологическую эволюцию, которая привела шелкопряда к его «методу».

В связи с этим я хотел бы обратить внимание читателя на то, что вообще любой научный экспери­мент (или технологический поиск) и эволюция (есте­ственный отбор) описываются совершенно однотип­ными уравнениями теории информации. В конечном счете и тот и другой процесс можно свести к зна­менитой задаче о мыши в лабиринте. Различие будет лишь в коэффициентах, определяющих масштаб вре­мени, и параметрах, обусловливающих среднее чис­ло возвратов и тупиков {эволюции) или проб и оши­бок (эксперимента). Чем направленное становится эксперимент, тем меньше должно быть «тупиков». Если же говорить о технологии полимеров, то, чем лучше прочитана структурная информаци, тем мень­ше «извилин» будет в «лабиринте», в идеале он вообще должен был бы превратиться в «прямую до­рогу».

Пока еще технология — это насилие над молекулами

Каковы же научные результаты «эксперимента» технологов?

Можно утверждать, что они разгадали один из наиболее важных текстов структурной информации полимеров, а именно — способность всякой линейной макромолекулы распрямляться и в сообществе себе подобных образовывать волокно.

Распрямляются молекулы так же, как настоящие клубки ниток: их надо растянуть за концы.

В сущности все проблемы технологии и сводятся к тому, как это лучше сделать.

С течением времени «манипуляции» над макро­молекулами становятся все более осознанными. Вы­ясняется роль формы цепочек, роль их гибкости и подвижности, обеспечиваемых либо сохранением растворителя в свежесформованном волокне, либо высокой температурой. Ориентировать волокно можно лишь тогда, когда цепочки подвижны, иначе оно «сломается». Долгое время технология изготов­ления волокон и наука о полимерах шли рука об ру­ку, взаимно дополняя и стимулируя друг друга. Но настал момент, когда выяснилось, что сложившаясятехнология, возможно, далеко не наилучшая, потому что она основана на «насилии» над макромолекулами. В самом деле, сначала их под большим давле­нием проталкивают через -фильеры, получая неупо­рядоченное волокно, а потом уже стараются завести в нем порядок. А ведь шелкопряд сразу получает волокно с правильно ориентированными макромоле­кулами!

Почему шелк — это шелк, а шерсть — это шерсть?

Было бы, однако, неверно думать, что все приме­няемые сейчас технологами приемы получения синтетических волокон не учитывают заложенной в ма­кромолекулах информации. На правильном «прочте­нии текстов» основано, например, умение технологов делать из одного и того жполимера и шерсть и шелк.

Расстанемся ненадолго с технологами и спросим у биологов: почему шелк — это шелк, а шерсть — это шерсть? Биологи ответят, что шелк, точнее паутина или обмотка коконов, работает на проч­ность, а шерсть предназначена для теплоизоляции. Они возникли в результате разных «заказов» при­роды.

Далее биологи объяснят, что каждая молекула фиброина — белка шелка — включает примерно 300 звеньев восемнадцати различных сортов; около по­ловины молекулы состоит из звеньев лишь четырех сортов — три из них простейшие аминокислоты (гли­цин, аланин и серин), которые легко ориентируются параллельно, образуя своего рода кристаллическую фазу. Параллельная упаковка макромолекул гаран­тирует прочность волокна. Теперь остается соеди­нить прочные участки гибкими. Для этого достаточно ввести в цепь звенья с массивными боковыми груп­пами, которые не могут «встроиться» в кристалличе­скую решетку.

Цепочки кератина — белка шерсти — во многом напоминают некристаллизующиеся участки фиброи­на. Но они содержат еще два сорта звеньев, способ­ных образовывать между соседними цепями серные мостики. Поэтому шерсть нерастворима, хотя в при­сутствии воды и может переходить в набухшее («ча­стично растворенное») состояние. Кроме того, в от­личие от фиброина, кератин существует в несколь­ких модификациях, обладающих различными физи­ческими свойствами и составом. Одни компоненты образуют «ствол», а другие — периферию волокон (шерсти, перьев, волос). Сухое волокно извивается вследствие неравномерного распределения напря­жений по его диаметру, а мокрое — набухает и рас­прямляется. Распрямившиеся волокна образуют сплошной покров, защищающий кожу от влаги.

Все сказанное как раз и относится к структурной информации на микроскопическом уровне. Реализуя эту информацию, технологи стали делать двухкомпо­нентные синтетические волокна, полностью имитиру­ющие поведение шерсти и в сухом и в мокром со­стоянии: «ствол» изготовляется из гидрофобного, а поверхность — из гидрофильного полимера.

Конфигурационная информация и принципы строения белковых молекул

Мы подошли теперь вплотную к высшей форме структурной информации — конфигурационной ин­формации.

В результате прочтения «текста», записанного на ДНК, в рибосомах клеток синтезируются молекулы белка. Последовательность разных звеньев в этих молекулах однозначно предопределена чередовани­ем троек нуклеотидов на соответствующем участке ДНК. Число звеньев в белковой молекуле обычно колеблется от нескольких десятков до двух тысяч. Из 20 сортов звеньев можно составлять при этом весь­ма сложные «тексты», предопределяющие дальней­шее поведение белка.

Все белки представляют собой полипептиды со следующим общим строением цепи:

полипептидЧередование боковых радикалов R1, R2, …, R20 (всего их 20 сортов) и представляет собой «текст», записанный «на» цепи.

Полипелтидный «хребет» цепи может существо­вать в трех различных формах: спиральной (α-фор­ма); неупорядоченной («клубок»); растянутой (β-форма).

Спиральная α-форма представляет собой своего рода линейный кристалл в молекуле, удерживаемый в растворе боковыми радикалами R; витки располо­жены таким образом, что амидный водород каждо­го «первого» звена образует водородную связь (пунктир на схеме) с карбонильным кислородом каж­дого «четвертого» звена, поэтому водородные связи укрепляют спираль.

В β-форме могут взаимодейстовать лишь группы С = О и NН соседних цепей. Они образуют сплошную сетку; поэтому, будучи тоже линейнно-кристаллической, β-форма, в отличие от α-формы, нерастворима в воде. При непрерывном растяжении растворимая α-форма способна переходить в нерастворимую β-фор­му; обратный переход сам по себе произойти уже не может.

Лопав в водную среду, молекула приобретает форму либо почти сплошной частицы — глобулы, ли­бо рыхлого клубка. Все зависит от соотношения гидрофильных и гидрофобных радикалов R. Приопределенной минимальной дозе гидрофобных ради­калов, молекула превращается в глобулу. Но это лишь общая тенденция. Детальная же структура гло­булы определяется конфигурационной информацией, т. е. последовательностью разных радикалов R в це­пи. Эту последовательность называют первичной структурой белка.

Конфигурационная информация однозначна: в результате «самопрочтения» находящаяся в опреде­ленной среде цепь может принять только одну кон­фигурацию, предопределенную характером чередо­вания радикалов R в цепи.

Конфигурационная информация волокнообразую­щих белков довольно примитивна: они неспособны глобулизироваться, но зато очень легко ориентиру­ются, образуй нерастворимую форму.

Зачем же прогрессивность шелкопряда?

Теперь можно, наконец, выяснить, как «работает» шелкопряд. Его железы выделяют секрет, который представляет собой 30%-ный водный раствор фибро­ина в смеси с другим белком — серицином, играю­щим роль «смазки» и «клея». Секрет выделяется из двух отверстий.

Ранее считалось, что выдавливание прядильной массы через фильеру — это и есть техническая ими­тация работы шелкопряда. Объяснение было оши­бочным, но из него выросла вся современная техно­логия производства химических волокон.

На самом деле шелкопряд ничего не выдавливает, а — как это ни пародоксально — вытягивает через отверстия содержимое желез жидкой, вязкой струй­кой. Операция начинается с того, что он приклеи­вает капельку своего секрета к ветке или листу. В хо­де вытягивания струйка твердеет и превращается в набухшее волокно еще до того, как испарится вода.

Никаких машин! Структурная информация, запи­санная на цепочке фиброина, настолько совершенна, что ее может правильно прочитать даже шелкопряд.

Мы уже сказали, что в молекуле фиброина есть кристаллизующиеся и «аморфные» участки. В исход­ном секрете кристаллизующиеся участки находятся в α-спиральной форме. Когда -шелкопряд начинает растягивать струйку, они ориентируются (рис. 1) в направлении растяжения.

 Схеме образования натурального шелкаРис. 1. Схеме образования натурального шелка или паутины:

а — исходная конфигурация молекул фиброина в сек­рете железы шелкопряда; спиральные участки сочле­нены неупорядоченными порциями цепочек; парал­лельными штрихами показано направление сильных взаимодействий — в спиральных участках это водо­родные связи (по три на виток), придающие спира­лям жесткость; б — начало растяжения вязкой струй­ки, спиральные участки ориентируются в направлении растяжения; а — вследствие неустойчивости спиралей в водном растворе они растягиваются; г — спираль­ные участки переходят в линейно-кристаллическую нерастворимую β-форму с поперечными связями

Но вспомним, что кроме легко кристаллизующих­ся трех аминокислот фиброин содержит большое количество четвертой — ароматической аминокисло­ты (тирозина), из-за которой спирали неустойчивы в воде. Это одна из важнейших «записей» в струк­турной информации фиброина. Вследствие неустой­чивости спиралей даже незначительное растяжение переводит их в нерастворимую β-форму. Это, собст­венно, и есть акт превращения струи в волокно. Образуются сплошные сетки параллельно упакован­ных развернутых цепочек, связанных водородными связями.

Почему белки не слушаются технологов?

Теперь проясняется ответ на этот вопрос. Феретти пытался делать волокна из запасного белка. Были и другие аналогичные попытки использовать для этой цели растительные белки, главным образом то­же запасные. Но у всех этих белков совершенно «не­волокнообразующий» набор радикалов R, никоим образом не способствующий созданию правильной β-формы. Поэтому обычные технологические прие­мы не давали желаемых результатов. Кроме того, соотношение гидрофильных и гидрофобных радика­лов в этих белках таково, что при контакте с водой цепочки стремятся свернуться в клубок или глобулу. Иными словами, волокна из этих белков «садятся» при соприкосновении с водой несравненно сильнее, чем естественная шерсть.

Нетрудно объяснить и неудачи с получением ис­кусственного шелка из фиброина. Закодированные в структуре молекулы фиброина два простых процес­са (ориентация α-спиралей и α—β-переход) реализу­ются лишь в строго определенных условиях (растя­жение свободной струи). Технологи нарушают эти условия. При продавливании через фильеру спирали «ломаются», и сетка образуется из непараллельных перепутанных клубков. Поэтому ничего похожего на шелк и не может получиться. Это типичный пример того, как неверное прочтение структурной информа­ции предопределяет технологическую неудачу.

Структурная информация, записанная в любой линейной макромолекуле, сводится не только к то­му, что можно сделать, но и к тому, как следует делать.

Текст, который пишется без знания алфавита

Трудности, с которыми связано прочтение «струк­турного кода», обусловлены тем, что мы сами за­даем этот код в процессах синтеза и полимериза­ции, хотя толком не знаем его. Мы как бы ищем смысл в собственных не до конца осмысленных дей­ствиях. Потому и получилось так, что гораздо более сложный генетический код уже расшифрован; там «смысл» возник в результате биологической эволю­ции, и биологам этот смысл, в первую очередь на­бор передаваемых по наследству генетических при­знаков, был понятен к началу дешифровки. Структур­ный же код надо еще в какой-то мере создавать, исходя из не очень совершенного «кодирования» свойств в сегодняшнем синтезе.

Разумеется, ключами к структурному коду явля­ются очень тонкие физические и физико-мимические опыты, устанавливающие ступень за ступенью, начи­ная с молекулярного уровня и кончая механически­ми свойствами, взаимосвязь между химическим строением макромолекул и всеми свойствами, кото­рые могут быть реализованы на макроскопическом уровне. Познав эти взаимосвязи, можно будет пре­вратить синтез и полимеризацию в кодированную запись свойств со всеми «пояснениями» относитель­но способа реализации этих свойств в технологии.

Что следует понимать под биологическим моделированием в химии и какие перспективы открывает оно для технического прогресса?

Что же моделируется? В конечном счете любое биологическое моделирование связано с правиль­ным «написанием» и прочтением структурной инфор­мации. Однако могут быть два пути. Один — это по­стижение детальной информации и синтез таких макромолекул, поведение которых будет мало отли­чаться от поведения биологических макромолекул.

Другой путь — это постижение более общей ин­формации, моделирование на сравнительно простых синтетических полимерах процессов, характеризуе­мых теми же общими закономерностями, что и про­цессы в биополимерах. Ведь на определенной ран­ней стадии биологической эволюции накопление ин­формации шло в биологически неактивных полиме­рах. Следовательно, и относительно простые синте­тические полимеры несут в себе некоторые элемен­ты информации, которые, хотя и не приводят к самоупорядочению или самоорганизации, свойст­венным биополимерам, при надлежащем внешнем воздействии могут привести к сходным эффектам.

Сначала поговорим о моделировании, основан­ном на детальной информации и «химической био­нике».

Самоупорядочивающиеся молекулы

Одно из важнейших свойств высокоорганизо­ванных молекул строительных белков, таких как фи­броин, коллаген, кератин — способность к самоупо­рядочению. Самоупорядочение предопределяется структурной информацией, «записанной» в формечередования разных мономерных звеньев вдоль це­пи. Собственно говоря, самоупорядочение есть не что иное, как «самопрочтение» информации.

Первичная структура цепи (если говорить о белках) предопределяет распределение спиральных и линейных участков, т. е. вторичную структуру, рас­положение складок и взаимодействующих групп, ко­торые скрепляют эти складки. В водной среде спи­ральные участки сворачиваются сами собой, а взаи­модействующие группы тоже сами собой находят себе «партнеров». Хотя взаимодействия эти подчиняются обычным законам кинетики и термодинамики, первичная структура она же структурная, или кон­фигурационная, информация) предопределяет един­ственно возможное в данной среде сочетание взаи­модействующих групп и соответственно третичную (глобулярную) структуру. Она же определяет и упорядоченные взаимодействия молекул между собой.

Аналогичным образом объединяются и молекулы фибриллярных белков или полинуклеотиды — в двой­ные, тройные и т. д. спирали. Форма этих спиралей такова, что во многих случаях они могут продолжать объединяться в еще более крупные спиральные аг­регаты.

Вот с таким самоупорядочением связана первая насущная задача химической бионики. Еще раз вспомним шелкопрядов или паука. Затрачивая мини­мальную энергию, они не выдавливают, а вытягива­ют струйку, которая в результате превращается в волокно. Сам акт превращения раствора в волокно почти не требует усилий: все было подготовлено при генетически контролируемом синтезе молекулы фиб­роина. А дальше «группы сами отыскивают своих партнеров», и этим задается не только ориентация макромолекул, но и весь набор механических свойств волокна.

Значит и при изготовлении синтетического волок­на в технологии надо перенести центр тяжести с ма­шинкой на химическую стадию, т. е. задать в про­цессе синтеза возможно больше структурной инфор­мации Чем сложнее макромолекулы, чем больше структурной информации в них заложено, тем силь­нее будет проявляться у них тенденция к самоупорядочению и тем менее необходимым будет «ма­шинное» вмешательство технолога.

Имитация ферментов

Вторая задача, тоже поставленная на повестку дня, связана с имитацией биокатализа.

На рис. 2 показана схема так называемого аллостерического саморегулирования ферментов. В ре­зультате самопроизвольного, предопределенного конфигурационной информацией складывания цепочки в глобулу на поверхности глобулы образуется центр активности, располагающий «хватательными группами», взаимодействующими с окружающими его молекулами субстрата все по тому же принципу «отыскания партнера». Благодаря такому захвату мо­лекул субстрата и образованию своего рода молеку­лярного комплекса, основная реакция как бы пере­водится с межмолекулярного на внутримолекуляр­ный уровень и скорость ее возрастает в десятки и сотни тысяч раз.

саморегулирование ферментаРис. 2. Схематическое изображение аллостерического саморегулирования фермента (биокатализатора):

а — схема строения молекулы, сошедшей с «шабло­на», на котором происходил синтез; детальная струк­тура опущена; жирными линиями обозначены спирализующиеся, тонкими — неупорядоченные участки; б — образование третичной (глобулярной) структуры: в результате складывания цепочки, предопределен­ного чередованием радикалов R вдоль цепи, гидрофоб­ные группы концентрируются во внутренних частях гло­булы, а группы, расположенные вдоль цепи далеко друг от друга, оказываются близкими соседями на поверхности глобулы; в частности, четыре группы — A, B, C, D— приходят в близкий контакт и образуют центр активности; три другие группы — а, а и с — сближаются на другом участке глобулы; в — в ре­зультате действия фермента происходит накопление продуктов реакции (черные точки); когда их стано­вится слишком много, они взаимодействуют с участ­ком а, в, с, стягивая его и соответственно деформи­руя центр активности; после удаления избыточного продукта восстанавливается активная конфигурация макромолекулы

Накапливающиеся продукты реакции могут, далее, взаимодействовать с другим центром на поверхности глобулы. Когда их становится слишком много, вся глобула слегка деформируется, и структура активно­го центра нарушается. Он перестает работать до тех пор, пока избыточные продукты реакции не удалят­ся из клетки.

По-видимому, синтез более простых полимерных катализаторов, работающих по такому же принци­пу, — дело не такого уж далекого будущего. Во всяком случае понятно, к чему надо стремиться, хо­тя задача кодирования информации в процессе на­правленного синтеза еще, конечно, не решена.

Автоматика на молекулярном уровне

Третья проблема химической бионики связана с дальнейшим регулированием на молекулярном уров­не, с переходом от молекул-саморегуляторов к молекулам-организаторам, сочетающим в себе запо­минающие устройства и наборы различных элемен­тов (своего рода «тумблеров»), включающих и вы­ключающих отдельные участки макромолекулы по механизму все той же обратной связи.

В живой клетке эти функции разделены. Запоми­нающим устройством служат молекулы ДНК, пере­датчиками информации— молекулы РНК, непосред­ственно контролирующие синтез белка, а регулято­рами — активные белки.

Общий принцип регулирования здесь подобен уже рассмотренному саморегулированию, с той разницей, что теперь блокируется уже не участок активной белковой молекулы, а генетический участок ДНК, от­ветственный за протекание той или иной реакции. Иными словами, теперь блокируется не сама реак­ция, а лишь информация о ней. В нужный момент блокада снимается, и процесс возобновляется.

Но клетка — бесконечно сложная «фабрика» с весьма разветвленной сетью передачи и управления. Задача химической бионики пока (только пока!) го­раздо скромнее: выделить из этой сети какую-ни­будь одну молекулярную линию передачи и управ­ления, работающую по принципу обратной связи, и создать таким образом саморегулирующийся техно’ логический процесс. При правильном решении этойзадачи можно автоматизировать с помощью макро­молекул-регуляторов синтез полимеров, наделенных достаточной информацией для последующего само упорядочения. Это будет — на молекулярном уровне!—аналогично созданию машин, конструирующих машины.

Био-роботы

Таким образом, перед химической бионикой стоят три вполне осуществимые первоочередные задачи:

синтез самоупорядочивающихся молекул; в идеа­ле такие молекулы сами (или при минимальном уча­стии оператора) организуются в изделие (например, волокно или волокнистый пластик); при этом стирает­ся граница между «строительным материалом» и «машиной»;

синтез катализаторов, подобных ферментам, что позволит в миллионы раз ускорить многие химиче­ские процессы;

синтез «молекулярных автоматов», которые станут управлять самоорганизующимися технологиче­скими процессами; одним из продуктов таких про­цессов будут самоупорядочивающиеся макромоле­кулы.

Естественно, что от отдельных молекул-организаторов можно перейти к синтетической имитации клетки, а потом… Но не будем отбивать хлеб у фан­тастов.

Опять шелкопряд

Нам остается вкратце охарактеризовать второй путь биологического моделирования в химии, кото­рый, в отличие от химической бионики, можно на­звать дальним моделированием. Здесь речь идет о том, чтобы «старые» полимеры заставить вести себя «по-новому».

Можно ли получить обычное волокно так же, как натуральный шелк или паутину? Напрашивается от­рицательный ответ: во-первых, казалось бы, в про­стом полимере отсутствует необходимая структурная информация, а во-вторых, раз фиброин «не хочет» формоваться, как все технические полимеры, то, ве­роятно, и они «не захотят» формоваться, как фибро­ин. Но это лишь кажущаяся логика. На самом деле всякий полимер в принципе может быть волокном, если он состоит из цепных (нитевидных!) молекул.

Задача состоит в том, чтобы заставить эти молеку­лы упаковаться параллельно в одноактном процессе. Здесь на помощь приходит сходство жидкого и твер­дого состояния вещества. Хорошо известно, что мно­гие, даже самые простые, жидкости проявляют «твердообразные» свойства, если воздействовать на них достаточно быстро. Например, струю воды мож­но сломать, выстрелив в нее из ружья. «Твердо­образные» свойства полимеров в жидкой фазе проявляются гораздо сильнее, чем у простых веществ. Это значит, что в них не обязательно стрелять из ружья, а можно просто быстро потянуть. Оказывает­ся, быстро растягиваемая струя полимерного раство­ра ведет себя подобно каучуку. Это и понятно: ведь для того, чтобы течь обычным образом, макромоле­кулы должны успевать разворачиваться, перемещать­ся и снова сворачиваться. А они большие — и не успевают. Они только разворачиваются, все более сопротивляясь дальнейшему растяжению. Но, раз­вернувшись, макромолекулы укладываются парал­лельно. И тут происходит удивительная вещь: раство­рителю не остается места между параллельными цепочками, и он выжимается из струи! А после этого она уже не может снова стать жидкой.

Таким образом, достаточно быстро растянуть струю раствора, чтобы — без всякой фильеры и экструзии — превратить ее в… Я не буду настаивать на том, что — в волокно, потому что от описанного интерес­ного феномена еще очень далеко до технологии, но во всяком случае во что-то очень похожее на пау­тинку. И самое замечательное, что так ведут себя любые — и кристаллизующиеся и некристаллизующиеся полимеры.

Прямая переработка химической энергии в механическую

Второй пример связан с имитацией мышечной деятельности.

В настоящее время хорошо известны так назы­ваемые механо-химические системы, состоящие из полимерных молекул. Когда отдельные звенья иони­зированы и несут на себе одноименные заряды, такая полимерная система растягивается. При нейтрализа­ции она сокращается и может при этом выполнять работу, например поднимать грузы. Причина сокра­щения проста — незаряженная полимерная молекула из-за теплового движения ее звеньев всегда стре­мится принять форму клубка.

Таким образом, здесь химическая энергия непо­средственно превращается в механическую. Но, оказывается, можно сделать и наоборот: растяните такую нейтральную систему — и кислотность среды, в которую она погружена, изменится! А теперь уже нетрудно сообразить, что нужно, чтобы подобная система заработала по принципу обратной связи.

Техническая революция на пороге

В заключение мне хочется сказать еще два сло­ва о взаимоотношении науки и технологии, которое иногда толкуется превратно. Настоящая — науч­ная! — технология должна основываться на свойствах материала (не обязательно полимерного), закодиро­ванных в его структуре. Революционные преобразо­вания в технологии происходят тогда, когда наука — отнюдь не по специальному заказу технологов — устанавливает новые общие закономерности, в част­ности, новые зависимости между структурой и свой­ствами вещества. Вспомним о ядерной физике, ко­торая возникла вовсе не по требованию технологов. И вспомним о сегодняшней ядерной энергетике.

Химическая технология сейчас находится в той же ситуации, в какой была энергетика на заре раз­вития ядерной физики. Конечно, есть много част­ных проблем, связанных с усовершенствованием уже существующих технологических принципов — и здесь технология с полным правом выступает в ка­честве заказчика. Но такова диалектика развития тех­ники — революция в ней происходит не по заказу.

Мы стоим у самых истоков биологического мо­делирования — не слепого копирования молекул, а именно моделирования процессов. В этом модели­ровании — наиболее полно слияние физики, химии и биологии. Как и бионика, оно таит в себе воз­можности технической революции, не уступающей по значимости той, которую совершило освобож­дение ядерной энергии.

Доктор физико-математических наук

С. Я ФРЕНКЕЛЬ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>