История одной дегустации

дегустацияОсенью 1818 года в Россию прибыли два запаян­ных жестяных ящика, изготовленные в Лондоне за четыре года до этого и совершившие на корабле два кругосветных путешествия. «Побывав у островов Канарских, на берегах Бразилии, в морях Китая, Японии и Камчатки, между Азиею и Америкою, воз­вратились в Европу; наконец из Санкт-Петербурга сухим путем на перекладных телегах, быв небрежно везены, достигли до Харькова и до села Кручика».

Их получателем был местный помещик, основа­тель Харьковского университета, опальный просветитель Василий Назарович Каразин. В присутствии участников основанного им «Филотехнического общества» оба ящика были осмотрены и вскрыты.

«Говядина была выложена на блюдо и к общему удивлению найдена совершенно свежею: вареною, сытною, жирною и вкусною частью мяса, которому подобное редко встречается… Все присутствовав­шие, в том числе дамы весьма разборчивого вкуса, кушали сию четырехгодовую говядину с большим удовольствием…».

Интерес украинского помещика к прибывшим из­далека консервам был не случаен. За пять лет до необычной дегустации в селе Кручике — в конце февраля 1813 года, когда русская армия, возглав­ляемая Михаилом Илларионовичем Кутузовым, гна­ла разбитое наполеоновское войско из России, «был отправлен из Слободско-Украинской губернии в главную квартиру Армии боченок со свежею осет­риною облитою желеем, который, в другом боченке углем осыпанном достиг без малейшего поврежде­ния в Бауцен».

Кроме «осетрины в желее» в обозе было: «пита­тельная вытяжка (род сухого бульона), алкоголь (наикрепчайший очищенный спирт) и другие подоб­ные припасы, которые могли с выгодой быть достав­лены на самые отдаленные расстояния».

Посланный с ними «войсковой товарищ г-н Жадько» должен был явиться к самому главнокомандую­щему. Но «бесчисленные затруднения, встреченные на пути, а между тем победоносное движение Российских войск во внутренность Германии сделали то, что он не прежде мог иметь счастие представиться великому полководцу, как в первых числах апреля», за несколько дней до кончины Кутузова.

Начальник генерального штаба князь Волкон­ский препоручил прибывшего генералу Коновницыну (лежавшему после тяжелого ранения) и… графу Аракчееву. И хотя В. Н. Каразин, записи которого мы здесь цитируем, был уверен, будто «достопоч­тенный член» (Аракчеев тоже был записан в Филотехническое общество) «сделали с их стороны все возможное», тем не менее «по необъяснимому сте­чению обстоятельств в продолжении шестинедель­ного трудного следования за армиею по Саксонии г-н Жадько не получил от начальника генерального штаба никакого ответа…».

Все это далеко не означает, что консервирован­ная осетрина и все прочее пропало. Отнюдь! «Отпу­щенные же образцы… раскуплены г. г. армейскими офицерами и одним англичанином из свиты послан­ника… Последний сообщил еще г-ну Жадьку счастли­вую мысль, что подобные сгущенные припасы могут с выгодою быть доставляемы в самую Англию…».

Каразин, посылавший консервированные продук­ты Кутузову, был наредкость настойчивым челове­ком. И вот уже спустя два года созывается комитет из военных и медицинских чинов специально для рассмотрения его предложений. И вскоре управляю­щему Военным Министерством князю Горчакову докладывают, что «приуготовление большой части жизненных потребностей в сухом виде, который бы, не изменяя много их питательных свойств и вкуса, делал их с одной стороны удобными для отдаленной перевозки, а с другой же от воздуха и различных его температур неповреждаемыми в продолжение нарочитого времени, есть возможно и незатруднительно…».

Надо сказать, что это мнение комитета основы­валось вовсе не на умозаключениях: продукты были подвергнуты сушке в специальном устройстве, из­готовленном Каразиным «здесь же в Санкт-Петербурге в малых мерах» (в опытной установке, говоря современным языком).

Результат опыта: «Мясо и капуста высыхает в семь и до осьми часов. Сохранив по мнению г. г. ме­диков все свои питательные части, уменьшается в объятности как 11:8, а весом как 3:1, или менее; капуста в объятности 4:1, а весом как 10:1, или и менее…».

Не удовлетворившись таким «лабораторным» эк­спериментом, генерал «для большего еще в том удо­стоверения 19 числа июня призвал четырех человек солдат артиллерийской команды и двух матросов, и накормил их в обед щами, которые сварены из мясных сухарей и сушеной капусты. Перед обедом поднесено им было по рюмке смеси из одной части алкоголя и двух частей речной воды («снаряд» Баразина был приспособлен не только для высуши­вания мяса и овощей, но и для обезвоживания вин­ного спирта поташом.— М. Ч.). Они были весьма довольны как сею водкою… так и щами, которые ели охотно».

Проводившие экспертизу чины тоже не по­брезговали откушать и «нашли вышеупомянутую смесь алкоголя и воды достаточно крепкою и вкус­нее продаваемого из питейных контор и домов вина, также и щи хорошего вкуса…».

И наконец, чтобы узнать «сколь долго могут со­храняться все сии припасы в интрюме корабля», приготовленные Каразиным продукты были отправ­лены 18 июля 1815 года в кругосветное путешествие на бриге «Рюрик».

К сожалению, эти опыты Каразина (как и многие другие его не менее интересные начинания) под­держки в России в те времена не наши.

М. ЧЕРНЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>