Художественный облик городов

художественный облик городовЯ — архитектор. Аспирант Мо­сковского архитектурного институ­та. Если художник-график оформ­ляет книгу, то архитекторы созда­ют облик зданий, городов.

Но вот случилось так, что в по­следние годы я больше времени проводил на подмосковном Мыти­щинском комбинате «Стройппастмасс» и Ленинградском заводе слоистых пластиков, чем в архи­тектурной мастерской.

Поэтому нет ничего удиви­тельного в том, что в этой ста­тье речь пойдет о химии, — во всяком случае, не в меньшей степени, чем об архитектуре.

Но, разумеется, на химию я смотрю глазами архитектора.

Во всякой работе есть свой «задор»

Есть одна старая-престарая притча.

Когда-то трем рабочим на строительстве Шартрского собора во Франции был задан вопрос: «Что вы делаете!» Первый из них ответил так: «Зарабатываю на жизнь». Второй сказал: «Рою зем­лю». А третий, воткнув заступ в землю, произнес гордо: «Я строю Шартрский собор»…

Сейчас, когда позади многолет­няя экспериментальная работа, эти слова обрели для меня особый смысл. Только потому, что люди, с которыми мне довелось рабо­тать, проявили горячий интерес к новому делу, как говорится «за деревьями увидели лес», — нам удалось получить довольно инте­ресные результаты, а главное, по­нять, как много еще можно сде­лать в начатом направлении.

Мы — это кафедра живописи Московского архитектурного ин­ститута, точнее — творческий кол­лектив, в который вошли худож­ники, архитекторы, химики — тех­нологи научно-исследовательских институтов и рабочие химических производств, прямо или косвенно содействовавшие нашему делу.

Дело — это экспериментальная работа по применению полимер­ных материалов в мокументально-декоративной живописи, направленная на поиски решения про­блемы синтеза искусств в совре­менной архитектуре.

О проделанной работе, о ре­зультатах ее мне и хочется рас­сказать.

Но прежде чем говорить о результатах, следует вернуться к началу. Для меня оно приходит­ся на декабрь 1961 года.

Ахиллесова пята архитектуры

Решение включиться в экспери­ментальную работу кафедры жи­вописи Московского архитектур­ного института, осуществляемую под руководством доктора архи­тектуры профессора Петра Петро­вича Ревякина, пришло ко мне до­вольно неожиданно, но не слу­чайно.

Все знают темпы и размах современного строительства. На­пример, мой родной Новоси­бирск.

Город — ровесник века, за ко­роткий срок превратившийся в крупный индустриальный центр с высокоразвитой промышлен­ностью, первоклассными мостами через Обь, отличными аэро-, же­лезнодорожным и речным вокзалами, крупнейшим в Союзе оперным театром, новыми, как говорится, с иголочки, жилыми районами — город благоустроен­ный и зеленый.

Или его «детище» — городок Сибирского отделения Академии наук, выросший поистине со ска­зочной быстротой среди сибир­ской тайги.

Светлые корпуса научно-исследовательских институтов, жи­лые кварталы при свободной пла­нировке, с учетом рельефа и мак­симальном сохранении естествен­ного озеленения, — все здесь совершенно, великолепно.

Однако есть «но», касающееся не только этих, а пожалуй, и мно­гих других, особенно новых и бы­строрастущих наших городов. «Ахиллесовой пятой» нашей ар­хитектуры является монументаль­но-декоративное искусство.

Впрочем, в какой-то мере оно уже есть. Взять хотя бы мемори­альную стеллу в сквере героев Революции в центре Новосибир­ска — памятник жертвам борьбы с колчаковщиной, выполненную в технике сграффито (при этой технике верхний слой штукатурки процарапывается до обнажения нижнего, отличающегося по цве­ту) художником А. С. Чернобровцевым.

Или бронзовую скульптуру В. И. Ленина, установленную пе­ред зданием проектного инсти­тута «Гипрозолото». Или бронзо­вый бюст трижды героя Совет­ского Союза летчика Покрышкина…

Но это далеко не достаточно.

Именно здесь, в Сибири, где нагляднее всего видишь, что не пропал «скорбный труд и дум высокое стремленье» лучших лю­дей России, есть о чем поведать молодым поколениям языком монументального искусства.

Не об этом пи мечтал Томазо Кампамелла?

Не этим ли, задачам был по­священ ленинский план мону­ментальной пропаганды! Так ду­мал я, вылетая на самолете из Новосибирска в Москву.

Но как сделать монументально-декоративное искусство до­ступным в любом уголке нашей страны!

Где взять нужные материа­лы живописи!

Решением именно этих вопро­сов занимался творческий коллек­тив кафедры живописи Москов­ского архитектурного института, в работу которого мне предстояло включиться.

Новые методы строительства требуют нового живописного решения

В чем причина отставания со­временного монументального ис­кусства от строительства! Прежде всего, очевидно, в том, что стро­ительство осуществляется сейчас индустриальными скоростными методами. А техника монумен­тальных декоративных работ до сих пор основана на малопроиз­водительном ручном труде.

При индустриальных методах производства строительных работ с переходом на полносборное строительство из элементов за­водского изготовления, изобрази­тельному искусству тоже нужны средства и способы, соответст­вующие характеру строительного производства.

Изобразительные работы долж­ны быть органично совмещены с конструктивной основы. Или в крайнем случае выполняться тоже из сборных элементов заводского изготовления.

Выбор материала и техника монументально-декоративной живо­писи при этом становятся особен­но важными. Ясно, например, что в детском саду или школе из-за трудоемкости вряд ли приемлема традиционная техника живописи — мозаика, свинцовопайковый вит­раж, фрески.

Как работали древнерусские мастера

Для примера возьмем фреско­вую живопись. Этот вид настенно­го письма по известковому грун­ту — левкасу, — широко применяв­шийся еще древнерусскими масте­рами, отличается большой трудо­емкостью. В рукописях XVI—XVII веков сохранились подроб­ные описания технологии изготов­ления известкового теста для грунта под настенную живопись.

Бытует известный рассказ об американце. Ему понравился ан­глийский газон, по которому мож­но ходить, играть в теннис — и он не вытаптывается.

Как делается такой газон? — спросил этот американец у садов­ника, укатывающего газон.

— О, это просто, — ответил са­довник, — его нужно ежедневно подстригать, попивать, укатывать катком, так триста лет подряд.

Примерно так же «просто» вы­полнялась русскими замечатель­ными мастерами настенная живо­пись по левкасу.

Приготовление извести для грунта описано в одном из древ­нерусских Указов стенному пись­му:

«А известь для левкаса берут старую и пятилетнюю или деся­тилетнюю, чем она старее, тем лучше… Далее надо: …всыпать ее в творило, водою залить и часто мешать, чтобы она не залегла, и воду часто сливать. И так обраба­тывать ее недели три или больше, пока из нее ямчуга не выйдет; после этого известь надо перело­жить в другое творило, процедив через грохот, и как она пообвянет, сечь мелко пен и настилать по извести да бить ее токмачами: побить да опять настилать лен и так трижды».

Видимо, не случайно Микел­анджело считал фресковую живо­пись занятием «единственно до­стойным мужчины».

В других указах стенного пись­ма описаны еще более трудоем­кие способы обработки извести и выполнения грунтов. Неделями, месяцами, даже годами обрабаты­вали известь, «били ее токмача­ми и снимали ямчугу» русские умельцы.

На такой извести готовили лев­кас мастера Оружейного приказа в 1642—44 годах для росписей Успенского собора в Московском кремле, для храмов Ростова Ве­ликого, Ярославля. Благодаря исключительному знанию русски­ми мастерами применявшихся ими материалов, настенные роспи­си, выполненные в XI—XII веках, дошли до нас, сохранив перво­зданную свежесть и красоту.

Новые материалы для монументально-декоративной живописи

В наши дни многие художники, и у нас и за рубежом, неустанно экспериментируют, применяют но­вые способы настенной живописи, используют новые материалы, в том числе материалы полимер­ные. В применении новой техники живописи и новых материалов значительных успехов добились, например, мексиканские художни­ки-монументалисты Давид Альва­ро Сикейрос, Диего Ривера, Хосе Климента Ороско и другие. Они используют акриловые лаки и нитролаки, полихлорвиниловые смолы и т. д.

Еще чаще художники вводят в штукатурные и бетонные растворы различные синтетические эмуль­сии, закрепляют красочный слой растворами синтетических смол и водозащитными составами. В со­временную технику живописи вхо­дят краски на основе полиэфир­ных, полихлорвиниловых, перхлорвиниловых, акриловых и кремнийорганических смол и соединений. В последнее время стали приме­няться также эпоксидные смолы. Художники применяют синтетические смолы как вяжущий достав и при обычной технике письма кистью.

Введение в красочные составы синтетических смол вместо тради­ционных связующих — клея, мас­ла, извести, воска позволяет по­лучить новый вид смоляной жи­вописи. Она устойчива к атмос­ферным воздействиям, отличается большой механической прочно­стью, прозрачностью красочного слоя и колористическими досто­инствами — глубиной и насыщен­ностью цвета, широтой цветовой палитры.

Выбор основания под настенную живопись

Важным вопросом в монумен­тально-декоративной живописи яв­ляется также выбор основания под живопись. Именно необходимость исключения трудоемких операций по подготовке основа­ний определила наш выбор материала и изобразительной техники. Предпочтение было отдано мате­риалам на бумажной основе, так как бумага не требует предвари­тельной подготовки для работы на ней. К тому же «перевод» изображения в материал можно при этом осуществлять в заводских условиях, значительно сокращая ручной труд.

На основе бумаг нашей про­мышленностью выпускаются мате­риалы различного назначения, но для изобразительных целей наи­более подходящими оказались бумажно-слоистые пластики.

Прежде чем рассматривать технику живописи на основе бу­мажно-слоистых пластиков, необ­ходимо хотя бы кратко остано­виться на технологии их произ­водства.

Как делают бумажно-слоистые пластики

Отделочные пластики прессу­ются на основе бумаг двух типов, пропитываемых разными синтети­ческими смолами. Бумаги, приме­няемою для внутренних слоев, пропитываются фенольно-формальдегидной, а поверхностные лицевые слои — мочевино-меламино-формальдегидной (карбамидной) смолой. После пропитки бу­мага режется на отдельные листы, из которых составляются пакеты- заготовки. Набранные пакеты прессуются в гидравлических этаж­ных прессах при температуре 130—140 градусов и давлении 100 кг/см2. В это время и происхо­дит затвердение смолы.

Получается листовой материал с блестящей полированной или матовой поверхностью. Он стоек к воздействию растворов кислот и щелочей, горячей и холодной воды, моющих средств, холода, негорюч, относительно легок и долговечен. Кроме того, он легко поддается механической обра­ботке — пилится, строгается ру­банком.

Размеры листов пластика со­ставляют в длину от 1000 до 3000 мм и в ширину от 600 до 1600 мм. Физико-механические показатели листов следующие: удельный вес — 1,4 кг/дм3; водопоглощение — не более 4%, предел прочности при изгибе — не менее 1000 кг/см2.

Для отделочных целей слои­стый пластик выпускается одно­тонный, различных цветов или с декоративным рисунком, а также с имитационной текстурой под орех, дуб, карельскую березу и т. п. Его применяют в мебельной промышленности, а также для от­делки интерьеров, магазинов, кафе, ресторанов, кают паро­ходов.

Сначала изобразительный процесс подчинялся технологии…

Первые эксперименты по при­менению слоистых пластиков в изобразительном искусстве прово­дились нами на Мытищинском комбинате «Стройпластмасс». Не­обходимо было определить ста­дию, наиболее удобную для совмещения изобразительной техники с производственной технологией.

Сначала мы пытались наносить изображение на бумагу, еще не пропитанную смолой. Но это тре­бовало затем обработки листов с изображением вручную, — что сложно и трудоемко. Усложнялся при этом и процесс сушки: при машинной пропитке сушка бума­ги происходит в специальных ка­мерах.

Изобразительный процесс сле­довало максимально подчинить производственной технологии.

Мы попробовали наносить изображения на бумагу, пропи­танную смолой. В технологическом процессе производства слоистого пластика это соответствует ста­дии, когда бумага в рулонах уже прошла пропитку, сушильные ка­меры и подверглась машинной резке. Наложив лист с нанесен­ным на него изображением на па­кет и запрессовав его, мы полу­чили отличный результат.

Процесс по стадиям протекает так. Сначала готовится «картон» — рисунок в натуральную величину, обычно на миллиметровой бумаге. На «картон» накладывается про­питанная карбамидной смолой бу­мага. Используя ее некоторую прозрачность, карандашом пере­носим на нее рисунок. (Доста­точной для этой цели прозрачностью обладает лишь бумага, име­ющая плотность не свыше 80 г/м2. Более плотная бумага требует иного способа перенесения ли­нейного рисунка.) Выполняют ри­сунок мягким карандашом: гра­фит при прессовании может оттиснуться на стальные прокладоч­ные листы пресса. По той же причине нельзя применять слиш­ком плотно кроющие краски.

На первой стадии эксперимен­тов красители наносились вручную, кистью. Применяли гуашь, высокодисперсные органические пигменты и кубовые красители.

После нанесения краски лист просушивался при комнатной тем­пературе. Потом его клали на па­кет-заготовку, набранный из про­питанных смолой бумаг, и прессо­вали в этажных прессах по маке­ту.

Вместо декоративного листа — лист с изображением

Технология получения художе­ственного слоистого пластика в принципе совпадает с производст­венной технологией отделочного пластика. Разница лишь в том, что вместо декоративного листа в ли­цевой спой пакета запрессовыва­ется лист с изображением.

Чтобы предотвратить коробление листов слоистого пластика, поднимать температуру пресса до заданных значений и охлаждать его после выдержки надо посте­пенно (20—30 минут). Под давле­нием листы охлаждают до тем­пературы 18—20 градусов, после чего пресс разгружают.

После запрессовки цвет мате­риала приобретает глубину и на­сыщенность, яркость и чистоту. В колористическом отношении эту технику можно сравнить с энка­устикой, масляной живописью или цветовым эффектом сырой акварели.

Художественные достоинства слоистых пластиков, их малый вес, экономическая эффективность, простота обработки и монтажа дают все основания возлагать на них большие надежды в условиях массового строительства. Стой­кость этого материала к атмос­ферным воздействиям позволяет применять его снаружи, для со­здания настенных монументально-декоративных или рекламных пан­но. Возможность быстрой смены изобразительных плоскостей на одном и том же несущем карка­се поможет монументальному ис­кусству активно откликаться на события общественной жизни.

Как монтируется панно

Пластик обрезают, доставляют на место установки. Там монти­руют панно по каркасу, сделан­ному из любого материала — де­рева, металла и т. д.

Конструктивная схема каркаса совпадает с линиями стыкования листов пластика. Они могут быть прямоугольными, квадратными и др. Крепится лист к каркасу также разными способами — на шурупах, с помощью накладок, заклепок.

Панно из слоистого пластика устойчивы к атмосферным и ме­ханическим воздействиям, их мож­но протирать и мыть. Они могут успешно применяться в промыш­ленных цехах и иных производст­венных условиях. Стоимость одно­го квадратного метра слоистого пластика толщиной 1 мм в зависи­мости от веса составляет от одно­го до двух рублей. По сравнению с традиционными способами жи­вописи изобразительные панно на основе искусственных смол обхо­дятся в 5—10 раз дешевле, а за­траты времени на их изготовление во много раз меньше.

Значительный интерес новая изобразительная техника представляет для малых архитектурных форм — спортивных павильонов, сборно-разборных сооружений торгового назначения и т. п. Такая «малая архитектура» может полу­чить новое строительное решение, любой декоративный рисунок и цвет.

Пробы на строительных объектах

Из слоистого пластика были из­готовлены два экспериментальных панно на тему «Мир, труд» (раз­мером 3х5,5м). Одно из них установлено в Московском архи­тектурном институте, другое испы­тывается на открытом воздухе на территории завода «Стройпластмасс». Два экспериментальных панно «Интерьер» и «Цемент» (размером 2х8 м каждое) вы­полнены для ВДНХ. Большое пан­но (5х11 м) «Мир, труд, про­гресс» установлено на централь­ном пульте управления Волжской ГЭС.

Наблюдения, которые в тече­ние нескольких лет мы ведем над установленными панно, радуют: каких-либо видимых изменений они не претерпели.

Новые технологические поиски

По первым же результатам мы убедились, какие большие воз­можности кроются в слоистых пластиках. Эксперименты были продолжены и расширены.

Ленинградский завод слоистых пластиков в последние годы пере­шел на более плотные сорта бу­маги (130—170 г/м2). Поэтому экс­перименты были перенесены туда. Там мы апробировали новые тех­нологические приемы.

Это отразилось и на способе нанесения краски. Раньше мы пользовались кистью. Это трудо­емко и приводило иногда к бра­ку — из-за того, что краска быст­ро впитывалась в бумагу. Особен­но трудно покрыть краской одно­го тона большие плоскости

Попытались мы наносить изо­бражение методом линогравюры. Но это не принесло удачи. Раз­бавляемые водой пигменты хоро­шо воспринимались поверхностью бумаги, но совсем не ложились на «доску», а обычная краска, применяемая для линогравюры, оказалась непригодной для прес­сования (в ней содержится масло, пригорающее к листам пресса). Тогда попробовали напылять крас­ку с помощью краскопульта. Ре­зультат получился отличный. Но в этом случае необходимо было изготовить специальные шаблоны. Такой метод целесообразен при сравнительно простом рисунке, не имеющем мелких деталей. Осо­бенно эффективен он при одно­тонном покрытии больших пло­скостей. Таким способом были созданы панно «Футбол» и «Хок­кей» для спортивного комплекса Ленинградского политехнического института (размером 5х2,5 м каждое).

Был разработан и еще один метод — инкрустация из цветных, пропитанных смолой бумаг завод­ского ассортимента, изображение набиралось на общем «основа­нии» — листе белого цвета, про­питанном смолой. При этом спосо­бе отпадает необходимость по­краски бумаги, устраняются все «мокрые процессы». Для крупных деталей этот способ безусловно более производителен и удобен. Так было создано панно пло­щадью 80 м2 для «Союзпечати» на Добрынинской площади в Москве.

Главное направление поисков — большие тиражи

Главное направление дальней­шей работы — поиски методов серийного изготовления рисун­ков на пластике типографским или фотографическим путем. Бу­мажная основа материала позво­ляет надеяться, что это вполне осуществимо. А это — путь мас­сового издания высокохудожест­венных серийных панно для са­мого широкого круга объектов в современном массовом строи­тельстве.

Здесь мы видим пути решения проблемы синтеза искусств в со­временной архитектуре.

А. Ф. Гришкин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>