Что такое ген?

С. И. АЛИХАНЯН

Профессор С. И. АЛИХАНЯН

Для развития науки в последние десятиле­тия характерно, что наиболее перспективные открытия и направления рождаются, как пра­вило, на стыках разных наук.

Важные события происходят на наших гла­зах на стыке биологии с химией. Результаты совместных исследований биологов и химиков в области генетикинауки, изучающей про­блемы наследственности и изменчивости орга­низмов,— уже приносят пользу человечеству и обещают дать еще больше в недалеком буду­щем.

Долгое время генетика была чисто эмпири­ческой, описательной областью знания. Внача­ле она установила некоторые закономерности в изменчивости и передаче признаков по на­следству. Затем начались поиски причин этих закономерностей на уровне клетки, путем цитологических исследований. Еще больших достижений добилась генетика, используя хи­мические методы эксперимента. Биохимия поз­волила установить сущность генетических процессов, их механизм на молекулярном уровне, она еще раз подтвердила, что наслед­ственные признаки передаются не таинствен­ными носителями загадочной «жизненной си­лы», а вполне реальными, хотя и весьма сложными веществами, поддающимися вполне реальным, хотя и чрезвычайно тонким спосо­бам исследования. Химия и физика помогли расшифровать структуру сложнейших образо­ваний живой клетки и показать механизм явлений, происходящих в ней.

Значительный вклад в развитие генетики внесли и вносят советские ученые. Навсегда вошло в историю науки имя выдающегося уче­ного академика Н. И. Вавилова, открывшего закон гомологичных рядов. Автором интерес­ных работ и научных гипотез был крупный уче­ный академик Н. К. Кольцов.

Союз биологии с химией открыл не извест­ные ранее возможности направленного измене­ния свойств растений и животных.

Неполегающая пшеница, увеличений веса зе­рен гречихи, свекла с повышенным содержа­нием сахара, улучшение меха пушных зверей, гибридные куры, дающие больше яиц и мя­са,— все это уже относится к практическим достижениям генетики. Серьезные успехи до­стигнуты и в области изготовления новых ле­карственных препаратов. Ведутся важные ра­боты по изучению наследственных болезней человека.

Можно с уверенностью сказать, что мы всту­паем в эпоху, когда в области молекулярной биологии и биохимии будут сделаны важней­шие для человечества открытия.

Химическая природа генов

Начало генетики как науки связывают с именем че­хословацкого ученого Грегора Менделя, 100 лет назад установившего основные законы наследования призна­ков. Для своих опытов по скрещиванию Мендель брал различные сорта садового горошка, отличающиеся та­кими четкими признаками как красная или белая ок­раска цветов, желтая или зеленая окраска семян, ок­руглая или удлиненная их форма и т. д.

ОТКРЫТИЕ ЗАКОНОВ НАСЛЕДСТВЕННОСТИ

хромосомный набор

Рис. 1. Справа вверху — двойной хромосомный набор клетки плодовой мушки дрозофилы. Ниже — микрофотография одной из ее хромосом. Темные полосы — места расположения генов

Скрестив перекрестным опылением два растения, одно из которых имело красные, а другое — белые цве­ты, Мендель обнаружил, что все растения в потомстве первого поколения имеют красные цветы, подобно од­ному из родителей. Но при скрещивании двух растений первого поколения между собой в их потомстве (во 2-м поколении) появились, помимо растений с красны­ми цветами, растения с белыми цветами. Другими сло­вами, произошло расщепление на исходные родитель­ские формы. Соотношение их равнялось 3:1. Чтобы объяснить полученные результаты, Мендель предполо­жил, что каждому признаку и в частности окраске цвет­ка соответствует какой-то его задаток, или детерминант, находящийся в клетках растения; в обычных клетках содержатся по два задатка каждого признака, а при образовании половых клеток—гамет — в каждую попадает только один задаток. Когда половые клетки крас­ного и белого растения сливаются вместе, образуется оплодотворенная яйцеклетка, несущая два детерминан­та окраски: один — красной, другой — белой. Однако внешне цветы растений выглядят красными, так как за­даток красной окраски доминирует над задатком белой окраски. Но задаток белой окраски сохраняет свою ин­дивидуальность и независимость, и при образовании га­мет, наряду с гаметами, несущими задаток красной окраски, возникают гаметы с задатком белой окраски А во втором поколении появляются растения с белыми цветами, происходящие от слияния двух гамет, несу­щих задатки белых цветов.

Хромосомный набор человека

Рис. 2. Хромосомный набор соматических клеток человека. Каждая пара хромосом имеет свой размер и форму. В половых клетках число хромосом вдвое меньше, чем в соматических

Открытую закономерность Мендель сформулировал как закон расщепления признаков в потомстве, связав его с независимым и случайным расхождением задатков признаков по гаметам (закон чистоты гамет).

Расщепление признаков в потомстве Мендель на­блюдал и в тех случаях, когда для скрещивания бра­лись растения, различающиеся между собой двумя па­рами признаков, например окраской цветов и формой горошин. Во 2-м поколении появлялись растения с со­четаниями признаков родителей во все/ возможных комбинациях, причем различные пары признаков насле­довались независимо друг от друга (закон неза­висимого распределения признаков).

Применив новую методику при изучении явлений наследственности, Г. Мендель, в противоположность бо­лее ранним экспериментаторам, наблюдал за поведе­нием отдельного, четко определяемого признака, на­пример, за окраской цветов или формой семян в разных поколениях. Обязательным условием являлась гене­тическая чистота исходного материала.

Так называемые родительские пары, за признаками которых Мендель наблюдал в последующих поколениях, должны быть чистолинейными, то есть при скрещиваниях с самими собою в первом и втором поколениях они должны бы­ли повторять одну и ту же форму наблюдаемого в экс­перименте признака.

ХРОМОСОМНАЯ ТЕОРИЯ НАСЛЕДСТВЕННОСТИ

Ген

Рис. 3. Схема расположения двух пар генов в двух различных пара хромосом. Гены наследуются сцепленно только во втором случае когда они расположены в одной паре хромосом

Опыты Менделя и выведенные им закономерности привлекли серьезное внимание ученых-биологов лишь в 1900 году. Эти закономерности проверялись на многих видах растений и животных. И тут обнаружились новые факты, не укладывающиеся в рамки представлений о независимом распределении признаков.

Некоторые признаки одного родителя как бы тяго­тели друг к другу и чаще всего встречались у потом­ков вместе, тогда как другие распределялись независи­мо один от другого. Объяснение зтого явления было дано американскими учеными Т. Морганом и его со­трудниками А. Стертевантом, Г. Меллером и К. Брид­жесом, обосновавшими так называемую хромосом­ную теорию наследственности.

Кроссинговер

Рис. 4. Схематическое изображение кроссинговера

В клетке, точнее в ее ядре, содержатся нитевид­ные образования, наблюдаемые в микроскоп и полу­чившие название хромосом. Они представляют со­бой комплексы, состоящие из дезоксирибонуклеиновой кислоты и белка, то есть нуклеопротеиды. Каждый вид животных и растений имеет свое постоянное число хро­мосом, причем в обычных клетках содержится двойной набор хромосом (каждая хромосома имеет соответству­ющую ей парную хромосому), а в половых клетках — одинарный набор хромосом. Так, если в обычных клет­ках плодовой мушки дрозофилы 8 хромосом (рис. 1), то в половых клетках их 4, то есть в два раза меньше; если во всех клетках человека имеется по 46 хромосом (рис. 2), то в половых клетках их только 23. При слиянии половых клеток число хромосом удваивается и восстанавливается число хромосом, свойственное организму данного вида.

Эти факты натолкнули Т. Моргана на мысль, что хро­мосомы это и есть те структуры клетки, в которых расположены наследственные задатки, или гены. При образовании половых клеток, когда хромосомы попарно расходятся, расходятся и находящиеся в них гены. Напротив, при образовании половых клеток происходит объе­динение в одной клетке хромосом, а соответственно и генов двух родителей. Это позволяло объяснить и различные случаи наследования двух пар признаков Если они расположены в разных парах хромосом, то они передаются из поколения в поколение независимо (рис. 3, верхняя схема), как это наблюдалось в опытах Менделя. А если они находятся в одной паре хромо­сом, то передаются вместе, то есть оказываются «сцепленными» между собой (рис. 3, нижняя схема). Замечательно, что число таких сцепленных генов, устанавливаемое на основании генетических исследований, и число хромосом, определяемое при микроскопическом изучении клеток, в точности совпадают между собой.

Так цитология, наука о строении клетки и клеточных структур, пришла на помощь генетике в объяснении ма­териальной природы гена.

КРОССИНГОВЕР

Хромосомный набор саламандры

Рис. 5. Хромосомный набор саламандры. Из клеток г двойным набором хромосом образуются половые клетки с одинарным набором хромосом

Всегда ли гены, расположенные в одной хромосо­ме, наследуются вместе? Оказалось, что не всегда. В некоторых случаях две хромосомы одной пары до того, как разойтись в половые клетки, обмениваются гомологичными (то есть ответственными за сходные признаки) участками при помощи процесса, известного под названием кроссинговера.

Схема кроссинговера показана на рис. 4. Как вид­но на микрофотографии (рис. 6), между двумя хромо­сомами образовался перекрест. В дальнейшем, при рас­хождении хромосом, в месте перекреста хромосомы разрываются, в результате чего они обмениваются гомологичными участками.

Гены, находящиеся в одной хромосоме, оказываются в разных хромосомах одной пары, т. е. они отделяются друг от друга. В результате в хромосомах образуются новые комбинации. Этот процесс называют в научной литературе рекомбина­цией генов.

Чем ближе один к другому расположены гены в хромосоме, тем меньше вероятность их расхождения, и на­оборот, чем они дальше, тем больше шансов, что меж­ду ними произойдет кроссинговер.

Принцип кроссинговера положен в основу построения так называемых генетических карт хромосом, на которых указано положе­ние одних генов относительно других и расстояние между ними. Ныне такие генетические карты составле­ны для многих живых систем.

ЦИТОЛОГИЧЕСКИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ЛИНЕИНОГО РАСПОЛОЖЕНИЯ ГЕНОВ

гомологичные хромосомы

Рис. 6. Микрофотография пары гомологичных хромосом саламандры, на которой виден перекрест между двумя нитями

Правильность генетической карты нетрудно прове­рить с помощью цитологических исследований. В лабо­ратории удается получать хромосомы, у которых либо на конце, либо в середине не хватает небольшого уча­стка.

Если в клетке окажется такая хромосома с не­хваткой, а парная ей хромосома будет иметь нормаль­ную структуру, то при соединении двух хромосом по длине на участке, соответствующем нехватке, нормаль­ная хромосома образует петлю.Зная, какой из генов расположен на участке, где произошла нехватка, мож­но предсказать, в каком месте хромосомы образуется петля (рис. 7). Во многих случаях такие «предсказания» действительно реализуются, и при наблюдении в микро­скоп обнаруживается петля именно в предсказанном месте.

Таким методом ученые удостоверились в пра­вильности составленных ими генетических карт для дро­зофилы, что послужило полным подтверждением пра­вильности концепции о линейном расположении генов в хромосоме.

 

ВОЗНИКНОВЕНИЕ НОВОЙ НАУКИ — МОЛЕКУЛЯРНОЙ БИОЛОГИИ

Хромосома

Рис. 7. Отрезок одной из хромосом слюнных желез дрозофилы. Отчетливо видно, что при соединении двух хромосом В ОДНОЙ из них образуется петля — из-за отсутствия ряда генов в другой

К 40-м годам нашего столетия четко определилось понятие о гене как об элементарной единице наслед­ственности. К этому времени ген рассматривали как единицу изменчивости, считая, что он изменяется как единое целое; как единицу рекомбинации, считая, что кроссинговер может происходить только между раз­личными генами; и как единицу функции, ибо он, как целое, определяет развитие признака. Носителями ге­нов, как указывалось выше, считали хромосомы.

Современная генетика внесла в эти представления существенные изменения и перевела их на язык фи­зико-химических понятий. Новый этап в развитии пред­ставлений о гене неразрывно связан с бурным разви­тием биохимии, применением новых, химических мето­дов исследования в биологии и преобразованием ее из описательной в точную науку. Возникли новые раз­делы биологической науки — молекулярная био­логия, и, в приложении к генетике,— молекуляр­ная генетика, которая позволила перевести на мо­лекулярный уровень генетические представления.

С точки зрения молекулярной генетики генетические функции хромосом определяются не нуклеопротеидом и не белком, как считали раньше, а только дезоксирибонуклеиновой кислотой (ДНК).

В развитии молекулярной генетики большую роль сыграло использование бактерий и вирусов как объектов генетических и биохимических исследований. Бактерии и фаги (бактериальные вирусы) — очень удобные объек­ты для экспериментов, так как их хромосомы органи­зованы значительно проще, чем хромосомы высших ор­ганизмов. Каждая хромосома бактерии представляет со­бой по существу несколько гигантских молекул ДНК. Если раньше считали, что материальные носители на­следственности — это хромосомы, в состав которых вхо­дят и белки, и нуклеиновые кислоты, образующие нуклеопротеидные комплексы, то именно из генетических исследований на бактериях пришли первые эксперимен­тальные доказательства того, что носителем генетиче­ской информации является ДНК, которая и определяет наследственную структуру организма.

ПЕРВЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ХИМИЧЕСКОЙ ПРИРОДЫ ГЕНА

В 1928 году .появилось сообщение о непонятном на первый взгляд явлении. В организм мыши были вве­дены одновременно две разновидности одного и того же микроба. Каждая из них сама то себе заболевания не вызывала (одна — потому, что была невирулентной, а другая — вирулентная форма — была убита нагрева­нием). Но, введенные вместе, обе формы микроба вы­зывали заболевание, и животное погибало. Можно было предположить, что в организме мыши, в результате какого-то процесса, происходило превращение одной разновидности микроба в другую, вирулентную форму. Проводивший эти исследования английский бактериолог Ф. Гриффитс не мог объяснить причину этого явления. Только через 16 лет трое ученых — О. Т. Айвери. С. М. Мак-Леод и М. Мак-Карти постазили перед собой цель — выяснить, какое из веществ клетки микробов обладает способностью изменить наследственные свойства других клеток. Им удалось разгадать загадку. Испы­тав несколько препаратов, они пришли к выводу, что такими свойствами обладают только препараты, содер­жащие дезоксирибонуклеиновую кислоту. Очистив их от примесей белка, они окончательно убедились, что наследственное превращение (трансформацию) микро­бов из одной формы в другую можно осуществить не только в теле мыши, но в пробирке, если добавить в нее убитые нагреванием микробы одного типа и не­большое количество препарата ДНК из микробов дру­гого типа.

За первыми опытами последовало много других, после которых уже не оставалось сомнений, что путем добавления посторонние ДНК можно осуществлять нас­ледственные изменения в клетках бактерий. Это пока­зывает, что именно ДНК является носителем нас­ледственной информации в клетках живых орга­низмов.

СТРОЕНИЕ МОЛЕКУЛЫ ДНК

модель молекулы ДНК

Рис. 8. Объемная модель молекулы ДНК. Спирально закрученные нити — это остатки сахара (дезоксирибозы) и фосфорной кислоты. Между спиралями в виде заштрихованных шаров изображены молекулы азотистых оснований, то есть тех самых «букв», при помощи которых в ДНК записана наследственная информация

Важнейшая составная часть молекулы ДНК — азо­тистые основания два пуриновых (аденин и гуанин) и два пиримидиновых (гимин и цитозин), Каждая молекула состоит из большого числе -пуриновых и пиримидиновых оснований, которые скреплены между собой при по­мощи остатков сахара (дезоксирибозы) и фосфорной кислоты. Химический анализ показал, что сумма пуриновых остатков в ДНК равна сумме пиримидиновых остатков. При этом число гуанинов равно числу цитози­нов, а число аденинов равно числу гуанинов. Таким об­разом гуанин с цитозином, а аденин с тимином состав­ляют как бы пары. Оказалось также, что соотношение аденин-тиминовых и гуанин-цитозиновых пар у ДНК различных биологических объектов различно и что именно этим и отличаются один от другого разные ви­ды ДНК.

Исходя из этих данных, а также из данных рентге­ноструктурного-анализа, Д. Уотсон и Ф. Крик в 1953 году разработали стройную модель структуры ДНК.

Согласно этой модели, молекула ДНК состоит из двух спирально закрученных нитей. Азотистые основания, скрепленные при помощи остатков дезоксирибозы и фосфорной кис­лоты, составляют их звенья (рис. 8). Уотсон и Крик  предположили, что основания одной нити ДНК при помощи одного вида химической связи (водород­ной) сцеплены одна с другой в пары, причем аденин всегда связан с тимином, а гуанин — с цитозином. Те­перь становится понятным, почему число аденинов всегда равно числу тиминов, а число гуанинов — числу цитозинов. Эти парные основания получили название комплементарных оснований, а нити ДНК — комплементарных нитей. Прошедшее десятилетие при­несло огромное количество фактов, подтвердивших это открытие.

Уотсон и Крик предположили также, что при деле­нии клеток удвоение числа хромосом происходит бла­годаря удвоению молекул ДНК. Этот процесс самоудвоения ДНК, согласно Уотсону и Крику, происходит пу­тем разрыва водородных связей между парными осно­ваниями. В результате этого процесса молекула ДНК разделяется на две нити. Каждая нить притягивает из окружающей среды «предшественников» (комплемен­тарные основания, связанные с остатками дезоксири­бозы и фосфорной кислоты) и воссоздает новую комплементарную нить. Таким образом две разделивши­еся исходные нити превращаются в две новые — дочер­ние — молекулы ДНК, идентичные исходной молекуле ДНК. Акт самоудвоения двух дочерних молекул приво­дит к образованию четырех молекул и т. д. (рис. 9).

ПОНЯТИЕ О ГЕНЕТИЧЕСКОМ КОДЕ

Все биохимические процессы в клетке осуществля­ются с участием специальных белков—ферментов. Каждый фермент ответствен только за одну (или не­сколько определенных) химических реакций. Такая из­бирательность ферментов обусловлена их строением. Все белки, в том числе и ферменты, построены из ами­нокислот. Всего известно около 20 природных аминокис­лот. В составе каждого фермента они встречаются в разном соотношении. Количество аминокислот в фер­ментах колеблется от нескольких десятков до ста (и даже более). Однако ферменты различаются не только по соотношению входящих в них .аминокислотных остатков, но и по порядку их расположения.

Приведем аминокислотный состав трех гипотети­ческих белков:

  1. Валин — серин — глицин — пролин
  2. Валин — серин — метионин — лейцин
  3. Валин — метионин — серин — лейцин

Белки 1 и 2 различаются по аминокислотному со­ставу, тогда как белки 2 и 3 различаются только поряд­ком расположения аминокислот. Но по биологической функции белки 2 и 3 можно отличить один от другого, так же, как белки 1 и 2.

Ученые установили, что состав и последователь­ность аминокислотных остатков в белке — ферменте определяется составом и последовательностью нукле­отидов на соответствующем участке молекулы ДНК. Вопрос о том, какое количество нуклеотидов опреде­ляет включение данной аминокислоты в состав белка, был решен в основном математически. Ход рассужде ний был таков: если бы каждый нуклеотид ДНК опреде­лял включение одной аминокислоты, то ДНК содержала бы информацию о включении только 4 аминокислот, так как число возможных комбинаций из 4-х нуклеотидов по одному составит 4. Между тем требуется опреде­лить включение 20 аминокислот. Если бы включение в белок одной аминокислоты определяли два нуклеоти­да, то 4-х нуклеотидов ДНК хватило бы на 16 аминокис­лот (число возможных комбинаций из 4 по 2 составит 4X4= 16), то есть опять меньше требуемых 20. Число возможных комбинаций из 4-х по 3 составит 64 (4X4X4=64). Такого количества комбинаций с из­бытком хватит для всех 20-ти аминокислот. Поэтому ре­шили, что кодирующая единица в молекуле ДНК долж­на состоять не менее чем из трех нуклеотидов. Эти «тройки» нуклеотидов были названы триплетами. Число триплетов на данном участке молекулы ДНК определяет число и природу аминокислот в данном белке, а. следовательно, и его биологическую актив­ность и специфичность.

Эта гипотеза была подтверждена тем, что, как ока­залось, достаточно изменить хотя бы одно из оснований в молекуле ДНК, чтобы вызвать наследственное измене­ние, мутацию. Такие изменения наблюдаются при воздействии на клетку ионизирующего излучения и раз­личных химических веществ. Например, азотистая кис­лота вызывает дезаминирование трех азотистых осно­ваний — цитозина, аденина и гуанина, которые превра­щаются в результате этого в урацил, гипоксантин и ксантин. В свою очередь, такой процесс приводит к об­разованию необычных пар оснований и как следствие этого — к изменению их последовательности на неболь­шом отрезке ДНК. Сходные изменения в последова­тельности нуклеотидов ДНК могут вызвать и аналоги природных оснований — 5-бромурацил и 2,6-диаминопу­рин, что легко удается проследить на изолированной ДНК. Но самое замечательное состоит в том, что изме­нения в ДНК приводят к однозначным изменениям в белке, причем замена одного нуклеотида обусловливает замену только одной аминокислоты.

Многочисленные опыты по мутациям, проведенные на вирусе табачной мозаики, показали, что каждому изменению нуклеиновой кислоты соответствует строго определенное изменение в белке.

СОВРЕМЕННОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ГЕНЕ

удвоение молекулы ДНК

Рис, 9. Схема удвоения (репликации) молекулы ДНК. Левая схема. Процесс репликации. Видно, как каждая нить наращивает комплементарную себе новую нить. Правая схема. Видно, как из одной молекулы ДНК образуются две дочерние молекулы, которые, в свою очередь реплицируясь, дают четыре молекулы ДНК

Итак, мутация — это изменение последовательности оснований в ДНК. А что же такое ген с точки зрения современных представлений?

Генетики и биохимики пришли к общему выводу, согласно которому геном является участок молекулы ДНК, ответственный за синтез молекулы белка. Число нуклеотидов, образующих один ген, зависит от числа аминокислот, составляющих молекулу соответствующе­го белка. Поскольку молекулы белка включают обычно от нескольких десятков до нескольких сотен аминокис­лот, соответствующие гены насчитывают от сотни до тысячи нуклеотидов.

Современные представления о структуре гена по­зволяют ясно представить себе механизм мутаций, а также объяснить внутригенный кроссинговер.

В этом — одно из принципиальных отличий от преж­них представлений, рассматривавших ген как элементар­ную единицу мутации, рекомбинации и функции.

Таким образом, данные генетических исследований и биохимических экспериментов сомкнулись, и сегодня едва ли найдется ученый, у которого возникнет сомне­ние в существовании генов. Ныне мысли ученых на­правлены на решение других вопросов, связанных с определением последовательности основании внутри гена, ибо, как показали новейшие исследования, ответствен­ным за первичную структуру белка, за его аминокис­лотный состав, за порядок аминокислот в молекуле белка является последовательность нуклеотидов в пре­делах одного гена. Вероятнее всего, особым порядком расположения нуклеотидов и отличаются гены один от другого.

В свете сегодняшних данных о структуре гена со­вершенно очевидно, что даже в одном гене может произойти огромное число разнообразных наследствен­ных изменений, а тем более огромно их разнообразие в хромосомах, состоящих из сотен и тысяч генов.

Современные представления о структуре гена ста­вят по-новому решение таких важных вопросов био­логии, как выяснение механизмов эволюции, направ­ленное изменение природы животных и растений.

Рис, 9. Схема удвоения (репликации) молекулы ДНК. Левая схема. Процесс репликации. Видно, как каждая нить наращивает комплемен­тарную себе новую нить. Правая схема. Видно, как из одной моле­кулы ДНК образуются две дочерние молекулы, которые, в свою оче­редь реплицируясь, дают четыре молекулы ДНК

По­этому совершенно неправомочны разговоры о том, что теория гена и мутации, сводящая изменчивость к одной лишь комбинаторике, ограничивает эволюцию и лишает человека возможности активной переделки природы.

В заключение коснемся последнего, очень важного вопроса — о самовоспроизведении гена. Исследователи утверждали, что каждый дочьрний ген, образовавший­ся в новой клетке, есть точная копия исходного гена. Каков же механизм самовоспроизведения гена? Ответа на этот вопрос генетики и цитологи очень долго не да­вали. И, пожалуй, это было семой слабой стороной тео­рии. Блестящие достижения современной биохимии, и в особенности открытие механизма  ауторепродукц и и (самовоспроизведения) молекулы ДНК, решили и эту проблему. Ибо ауторепродукция гена и есть ауто­репродукция молекулы ДНК.

Теперь, когда мы знаем, что такое ген, как различ­ные мутации воздействуют на ДНК, когда приблизилось время окончательной расшифровки генетического кода — мы вплотную подошли к разрешению пробле­мы направленных мутаций, направленного изменения организма с получением нужных человеку свойств, т. е. управления наследственностью и изменчивостью орга­низмов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>